SHANDL - cайт о наших походах и автопутешествиях

imageimageimage

Наши друзья

tenderwindmountain-ruergaki-krasustarwwwermaki-info

Кто на сайте

Сейчас 5 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

2007-logo

Арадан-2007. Дневник похода

Содержание: 1 день|2 день|3 день|4 день|5 день|6 день|7 день|8 день|9 день|10 день|11 день

В отчете использованы фотографии: Блинова Юрия, Куклиной Дарьи, Воробьева Александра, Ланшаковой Оксаны

Предвступление

Откроешь глаза и увидишь ты скалы,
На каждом шагу можешь встретить родник,
Здесь дождик недавно прошел запоздалый
Он в душу реки потихоньку проник.

Прислушайся, птицы поют, как красиво…
Кузнечик играет на скрипке своей
Лениво мотает уставшею гривой
Чудной ветерок, вдруг застрял меж ветвей.

Здесь в каждой росинке по солнцу большому
И радуга в капельке каждой живет
А дни не идут по земному закону
Душа твоя тихо, спокойно поет

Есть рай на земле, ты глаза лишь открой
И сделай малюсенький шаг к роднику
Умойся кристальной воды чистотой.
Взгляни, как печали твои убегут.

Куклина Дарья (Арадан, август 2007)

Так уж повелось, что у нас во многих наших отчетах многоавторство наблюдается. Ну и этот отчет тоже имеет двух авторов. Он написан двумя участниками похода – мною (Шишкиным Сергеем) и Куклиной Дарьей. Причем Дашка выступает сразу в двух лицах – в первом и в третьем. Чтобы любезный читатель не запутался, мой текст выглядит черным, а Дашкин – вот таким от третьего лица и вот таким – от первого. Так как Дашкин отчет сам по себе является независимым интересным произведением, то отдельно, без моих повествований, любезный читатель может взять его тут. 

Вот так эти два (три) автора и будут рассказывать свою историю, постоянно перебивая и дополняя друг друга. Надеемся, что читатель среди нижеследующего текста сможет разглядеть и технические подробности путешествия.

На протяжении всего похода пользовались картой и GPS-приемником Etrex Venture. В походе использовалась Карта хребтов Ергаки и Араданский, GPS-данные, собранные по результатам похода, находятся здесь. Протяженность пути дана с учетом горного коэффициента для данного региона - 1,2.

Вступление

Араданский поход 2007 года примечателен многим… Например, он примечателен нашими сборами к нему, и в первую голову – высокой степенью неопределенности относительно численного состава группы.

Идея повторить маршруты 2004 и 2005 года с изменением в сторону увеличения количества перевалов категории 1Б была давно. Собственно, только плохая погода помешала в 2005 году пройти перевалы Авиаторов и Сибирь. В этом же походе нами планировалось прохождение по максимуму 3-х перевалов 1Б: 1 Сентября, Неожиданный, Авиаторов. Ну и, если вдруг опять из-за плохой погоды в средней части маршрута нам пришлось бы отказаться от Неожиданного или 1 Сентября, планировали прохождение перевала Сибирь той же категории. Собственно, для маршрута 2-й горной категории и двух перевалов 1Б достаточно (а уж необходимые 1А в любом случае были бы, ага), но хотели немного «перебрать» хотя бы на этапе планирования, чтобы был позже запас в сторону изменения маршрута и это бы не вызвало падение количества пройденных перевалов 1Б ниже положенного «минимума».

Идея идеей, но вот кто идейные исполнители? Наметили начало похода на вторую неделю августа. В состав группы изначально вошло 10 человек: Шишкин Сергей (я), Лыхин Евгений, Блинов Юрий, Налькин Александр, Воробьев Александр, Скипор Андрей, Ланшакова Оксана, Куклина Дарья, Шульга Елизавета, Строкова Дарья. Потом началось… Нужно сказать, что одной из причин того, что мы в 2006 году не пошли в Арадан являлось то, что Юра буквально за две недели до похода проколол ногу, наступив на доску с гвоздем, старым и ржавым. Так вот. Следующий, 2007 год. За две недели до предполагаемого выхода (в конце июля) от Юры приходит смс-ка : «Серега, хочешь прикол? Я ногу проколол!» Ну и как вы думаете, мне на это было реагировать?! История повторяется с интервалом в год! Слава богу, нога у него успела до похода зажить! Но это было только начало неприятностей! Через некоторое время Женька (дядя Женя) сообщает, что он по некоторым обстоятельствам не пойдет! Это Женька-то, идейный вдохновитель наш, и не пойдет?! Сказать, что я в шоке был – это ничего не сказать… Никакие мои слова не смогли переломить ситуацию – обстоятельства оказались сильнее… За четыре дня до похода Лизка Шульга тоже просила снять ее кандидатуру. Опять обстоятельства, связанные со скоропостижным поступлением ее еще в один ВУЗ Красноярска… На сборе за два дня до похода, который был омрачен вышеизложенными безрадостными событиями, с Андреем Скипором пришел его друг, так же мой бывший ученик, Шестаков Максим. Просто так пришел, за компанию.

И я у него чисто случайно спросил:
– Макс, пойдешь? 
– Пойду! 
– Точно?
– Точно!

Нашей радости не было предела! И так, нас стало 9. Хорошее число, надежное. Тем более, что прошлый раз так же вдевятером ходили. Вечером перед походом распределили продукты и разошлись по домам. Завтра – в горы! И вот, в 11 ночи, раздается звонок от Дашки Строковой… Ей завтра в срочном порядке нужно ехать в Красноярск – решать вопрос с бесплатным общежитием. Вот так… И нас осталось 8. Договорились, что утром она придет и принесет продукты. Автобус в 13-00, поэтому будет время их перераспределить между оставшимися членами группы.

Ну вот и настала пора познакомить читателей с этими «оставшимися». (Для полноты впечатлений от знакомства могу отослать читателя к дядь Жениному описанию похода 2005 года)

Шишкин СергейШишкин Сергей. Я то есть. Что могу сказать про себя? В принципе, многое уже сказал дядя Женя (см. отчет об Араданском походе 2005 года.). Организатор похода 2007 года. Планировщик маршрута, носитель (и не только носитель) видеоаппаратуры походной, счастливый обладатель (и тоже носитель) замечательной палатки Глобус фирмы Rock Pillars, бывший учитель некоторых членов группы.



Блинов ЮрийБлинов Юрий. (Юра, дядя Юра). Руководитель похода. Опыт походов по Арадану равен моему (2001 (н/к), 2002 (н/к), 2004(2), 2005(1), 2007(2)). Страстный художник. Безумно любит природу. Имеет на все свою собственную точку зрения, с которой сбить его не получалось еще никому. Свои интересы и убеждения будет отстаивать, не смотря ни на что. Интересный собеседник, причем широта интересов и тем для бесед практически неограниченна. Надежный товарищ. С нами в походах с 1998 года. Безумно любит в походах гречневую кашу. Макароны ненавидит, поэтому ест. Пишет стихи. Замечательное чувство юмора.

Налькин Александр. Налькин Александр. (Саня Н.). Самая одиозная личность Арадана. Стольких событий, которые выпадали на его долю на протяжении всех его Араданских походов (2002, 2004, 2005, 2007), или которые произошли, благодаря ему, не выпадало на всех участников группы, вместе взятых! Подробности – в соответствующих отчетах. А сколько еще незадокументировано! Очень любит Арадан, с Ергаками ему постоянно не везло (2002, 2006) – походы этих лет в Ергаки с Налькиным характеризовались очень высоким процентом ну просто отвратительных с точки зрения погодных условий дней! Попросту говоря – сплошные затяжные дожди иногда со снегом. Вот как. Надежный товарищ. Всегда выручит в сложных ситуациях (даже если сам был причиной их). Замечательный сочинитель собственных историй и рассказчик их же. Может с абсолютно серьезным выражением лица молоть всякую чушь, при этом очень убедительно. Отличается оригинальным чувством юмора.

Воробьев АлександрВоробьев Александр. (Саня В.). Это был его второй Араданский поход (да еще и по Ергакам три похода – см. отчеты 2004, 2005). Спокоен, уравновешен, всегда готов помочь. Причем степень невозмутимости не зависит от практически любых внешних обстоятельств, даже если камнепад, и камни в лицо летят. Надежный товарищ. Способен взяться за любое дело и довести его до конца. А потом взяться снова.

 

 

Шестаков МаксимШестаков Максим. (Максим, Макс). Этот поход был его вторым походом (см. Ергаки-2004). Степень выносливости Максима не высказать никакими словами и не показать никакими цифрами. Сказать попросту – лось – это ничего не сказать. Надежный товарищ. Всегда первый достигал вершин всех перевалов. Если сам уже на перевал взобрался, всегда поможет взобраться другому, не взирая на его возражения. Его уровень невозмутимости так же высок, как и выносливость. Всегда может поддержать интересный разговор меткими фразами, сказанными к месту и ко времени.

 



Скипор АндрейСкипор Андрей (Андрей). В Арадан шел впервые, до этого были категорийные походы в Ергаки (2004, 2005) и не только. Чрезвычайно расчетливый и в то же время простой человек. Никогда не скажет слова зря. Немного рассеян в быту, но это с лихвой компенсируется другими его достоинствами. Обладает хорошим фотографическим чутьем. Встает, как и прежде, раньше других (см. 2004 год – «Кто рано встал и всех достал»). Надежный товарищ. Жаль, с нами не дошел до финала…

 



oksanka-bЛаншакова Оксана. Попросту - Оксанка. С нами вместе с лыжных поездок начала 2003 года и похода 2003 года по Ергакам. В Арадан пошла в 2004 году, только-только поступив в Красноярский педуниверситет. С этой даты Араданские походы не пропускала ни разу. Очень своеобразная и интересная личность. Дорожит своей свободой и готова всегда отстаивать свои интересы. Интересный собеседник. Хороший друг и надежный товарищ. Это человек, дружбой с которым всегда дорожат. И не зря.

 



Куклина ДарьяКуклина Дарья. (Дашка). Уникальный человек. За год умудрилась пройти ПВД в Бородинскую пещеру (см. ее же отчет), пройти горный поход 1-ой категории сложности по Ергакам и горный поход 2 категории сложности по Арадану. Очень своеобразная личность, к которой надо привыкнуть. Хороший друг. Прекрасный собеседник, с которой можно не только говорить на любые темы, но и просто молчать, понимая друг друга. Обладает уникальными способностями к нахождению СУХИХ дров в тех местах, где факт наличия этих дров даже старожилы не помнят. Способна залезть практически на любое дерево, переплыть любую водную преграду любой температуры при любых погодных условиях любым способом. Очень любит природу. Пишет стихи. Романтик по жизни. Ценит уединенность во время пребывания на природе, независимость. Склонна к отшельничеству, правда, всегда возвращается к друзьям.


День первый

08082008 – номер на первой консервной банке абаканской тушенки.
Устье реки Бакланиха – озеро Поднебесное – перевал Скалистый(н/к) – Стоянка у перевала Скалистый.
Пройдено 14 км.

Вращается планета день за днем
Лучами сказочной звезды согрета.
На той планете мир красивый, в нем
Живут прелестные создания без запрета

Прекрасны существа не телом, но душой
Ведь мир царит на их планете
Полезен и целебен, сей покой
И нет счастливей их на свете.

Нет, жизнь их вовсе не скучна
Ведь чудо каждый день встречают
Природа интересного полна
И дней они до смерти не считают

Их отношения полны любви и уваженья 
В спокойствии блаженном не страдают никогда.
И каждый день они ждут приключенья
Да будет так, ведь дожидаются его всегда

Куклина Дарья (Арадан, август 2007)

 Видео первого дня похода

Было их восемь человек, отважившихся на это страшное дело, никому и невдомек было на какую жертву они идут, и ради чего собираются продать свои души. Восемь отважных! Восемь безумных! Восемь помешанных и вообще чокнутых! Но никто до последнего момента не знал, что их будет именно восемь…

Наступил первый день. Как всегда у меня бывает в первый день похода, проснулся невыспавшимся. А все потому, что вчера до 2-х часов ночи прособирал рюкзак. Вот почему так, а? Никогда еще дома у меня не получалось закончить процесс собирания рюкзака хотя бы вечером! Вроде все просто, вроде все знаю до автоматизма – что куда положить и что взять. Ан нет! Уснул в половине третьего. На душе, как и всегда перед походом смесь чувств – от тревоги какой-то до непересказуемого чувства ожидания некоей тайны, прикосновения к чему-то, чего ждал почти год. В общем, тревожно-щемящее состояние ожидания «сбычи мечт».

Утром Дашка Строкова принесла продукты, которые я рассовал по пакетикам. Раздам их прямо перед автобусом. Билеты на автобус были предусмотрительно куплены еще вчера. Поэтому, пока Дашка не ушла, отдал ей ее билет, чтобы она его тотчас сдала в кассу автовокзала.

Дособирал рюкзак, положив в него аккумуляторы, которые всю ночь заряжались. Нужно заметить, что уже четвертый год для видео беру свою камеру Panasonic – NVGS-11 со штатным (!) 40-минутным аккумулятором. При этом записываю до 5 часов сырьевого видеоматериала. Как? Да очень просто. Беру стандартный большой аккумулятор от профессиональной бетакамовской камеры напряжением 14,4 В, зарядное устройство для автомобиля для панасониковских аккумуляторов. И все! Одной зарядки штатника хватает на 20-40 минут. Затем – подключаем штатный аккумулятор к зарядному устройству, а зарядное – к бетакамовскому аккумулятору. Час зарядки – и все! Снимать можно снова. Причем бетакамовский аккумулятор весит 600 г, имеет встроенный индикатор заряда, и его хватало на 10 зарядов штатного аккумулятора камеры. Вот такое Now-How.

Еще раз все проверил. Вроде, все собрал. И штатив прикрепил к рюкзаку, и билеты на автобус проверил – в кармане. За окном – солнечное утро, по небу ползут редкие тучи.

Доехали с Валюшкой до автовокзала – она меня провожала на автобус, потом пойдет на работу. На вокзале уже все собрались. Кроме дяди Юры – мы его в Ойском заберем. Автобуса пока нет. Я вывалил на скамейку Дашкины продукты и распределил их между парнями. Душу скребли смутные предчувствия – Юра и так что-то без особого настроения шел в поход, а тут еще как узнает, что Дашка не пошла, то… Ожидать от расстроенного дяди Юры можно всякого. Поэтому решил ничего не говорить ему. Пока сам не заметит. А до того, как заметит, он уже в автобус сядет. Придумав этот нехитрый план, немного развеселился.

Подошел автобус – все тот же, как и в прошлые годы, ПАЗик. Наученный прошлым опытом, в этом году я купил не только билеты, но и оплатил багаж. Поэтому спокойно, без суеты, стоим в очереди к дверце. Интересно, а зачем на билетах номера мест пишут? Все равно расселись кто куда, по причине того, что людской поток занес нас в автобус и наши передвижения в этом потоке носили несколько хаотичный характер. Интересно, зачем оплачивать багаж, когда…. Ну, в общем, зачем изготавливать автобусы, не имеющие вообще никакого багажного отделения? В результате наши 7 рюкзаков заполнили почти весь проход между сидениями автобуса. Оставшееся пространство равномерно заполнили разные сумочки и авоськи других пассажиров. А что хотите? Автобус-то по этому рейсу всего два раза в неделю ходит! Некоторым желающим уехать не досталось ни места, ни билета. Кассир и контроллер были непреклонны, и желающие куда-то дружно удалились, почему-то нисколько не расстроившись.

Во время запихивания рюкзаков в «куда придется», и «пропихивания» конечностей в густую массу из подобных мне сгустков молекул, я внимала прекрасные звуки. Хор издавал писклявое кряхтение, слившиеся в песню раздавленных стенками автобуса белковых и инородных тел. Стоит только захотеть и твой ближайший сосед-сгусток получит инвалидность второй степени. Легким движением локтя можно не только сломать челюсть, но и напрочь лишить человека зубов. Что самое обидное, так это осознание факта, что сосед может дать сдачи. Именно в такие моменты жалеешь, что ты не мазохист.

Автобус наконец-то отчалил от автовокзала с 10-минтутным опозданием. Через минуту стало понятным отсутствие расcтроенности на лицах людей, не попавших в автобус. Автобус подошел к первой автобусной остановке (где рейсовые автобусы, курсирующие по селу, останавливаются) и подобрал всех желающих! А с учетом, того, что все сидячие места заняты, а проход забит нашими рюкзаками, после захода еще 12-ти (!) человек в автобусе стало, мягко говоря, тесновато.

В Ойском подобрали дядю Юру, и убедив окружающих, что у него билетик есть, усадили его на кресло, а рюкзак поставили на место, образовавшееся на полу после усушки и утруски наших рюкзаков, сумочек, авосек и тел пассажиров. Поехали! Через минут пять Юра стал проявлять беспокойство, оглядывая содержимое автобуса и ища нас. Я сказал, что все равномерно распределились по салону. И только у Григорьевки, он, в сотый раз оглядев присутствующих, спросил:
- А где Дашка?
- Вот она – пытаясь быть непонятливым, с недоумением ответил я, показывая на Дашку Куклину, сидящую рядом с Юрой, - Ты че, не видишь?
- Нет, где Строкова? – не унимался Юра…

Пришлось объяснить… Возмущению Юры не было предела… Он готов был плюнуть на все и пойти домой… Пришлось нам проявить все свое дипломатическое умение, чтобы это желание у него не перешло в действие…

Остановились в Танзыбее. У всех напряженное настроение – боятся необдуманных поступков от Юры – вдруг домой пойдет?… Он ни с кем не разговаривает, и все чего-то ворчит. Поехали дальше… Дашка пытается его разговорить, развеселить и, кажется, у нее это получается! Проезжаем Полку. Слева по курсу – Ергаки, такие родные и знакомые. У Дашки загорелись глаза и она, не замечая никого, не отрываясь смотрит в окно. Каменный замок, Черепаха, гора Перевальная, перевал Спасателей, перевал НКТ – все это было у нас буквально месяц назад… Воспоминания июньско-июльского похода по Ергакам еще очень остры и эмоциональны…

Просим остановиться у дорожников на Ойском Озере, и с Юрой добежали до домика спасателей. Зарегистрировались. Точно, Дашкино воздействие оказалось положительным – с Юрой уже обсуждаем наши действия на сегодня и завтра.

Перекус после брода. Макс и Саня В.В 14-50 автобус с облегчением, которое легко читалось на лицах пассажиров, освободился от нас. Поочередно выбросили рюкзаки на гравий на обочине, и помахали вслед уходящему автобусу, увозящему счастливых пассажиров, которые теперь спокойно могут не только сидеть на освободившихся местах, но и гулять по автобусу. Справа течет Буйба. Чуть поодаль в нее впадает Бакланиха, вверх по которой нам и надо идти. Тепло, по небу ползут тяжелые тучки, то и дело закрывая солнце.

Прибыв на место назначения, от которого автобус не мог везти дальше, группа выползла с разными по своему содержанию выражениями лиц. Естественно, руководители этой безбашенной группы объяснили с какой целью «мы здесь сегодня собрались». Оказывается, экспедиция собиралась идти на Араданский хребет через Китай или через Араданский хребет в Китай, ну, в общем не важно, главное, что решили они добывать золото из угольных шахт Америки. Сей великой чести удостоились великие из упавших на дно, мудрейшие из ополоумевших. Ведь экстремалы умеют жить в любых условиях, кроме естественных.

Перекус после брода. Юра и Саня Н.Путь начался с внезапного жеста со стороны Александра, на который моментально отреагировал человек, со звериным чутьем и поистине фундаментальными способностями – дядя Юра. И вытащенные Санькой флаг и головной убор (напомнившие чем-то счастливое советское прошлое) подверглись нападением со стороны инструктора. Головной убор не пострадал, а вот на флаг смотреть было больно…

Перекус после брода. Оксанка и ЮраНацепили мешки на спины и пошли к знакомой переправе через Буйбу. Тут как-то так получилось, что впереди дяди Юры шел Санька Воробьев (давайте для ясности Саню Воробьева называть Саня В., а Саню Налькина – Саня Н.) . Ну так вот, чтобы заучили, повторю – тут как-то так получилось, что впереди дяди Юры шел Санька В., который для похода специально сшил из джинсовки себе буденовку с большущей алой звездой на весь лоб, а на рюкзак сзади прицепил флаг СССР. А Саня Н. прицепил на свой рюкзак флаг России. А надобно заметить, что дядя Юра давно питает странное отвращение к советской символике. Так вот его почему-то очень сильно возмутил сам факт нахождения возле его носа красного флага, и он, ворча что-то под нос, достал из ножен свой знаменитый остро отточенный нож и порезал флаг на четыре полоски. Саня этого, как потом выяснилось, вообще не заметил!

Первое испытание – река. Ничего! Где не пропадали эти бывалые орлы, кто босиком, а кто в кроссовках, они преодолели это жутко мокрое препятствие и, естественно, ужасно проголодались. Решив, что заночуют через несколько последующих метров, герои приступили ко второму завтраку.

Переправу преодолевали по разному – парни – с разгону, не задумываясь об оптимальный траектории передвижения по водной преграде, девчонки почему-то задумались, но затем, так же, не разуваясь, аккуратно перешли речку. Я разулся и перешел, страхуясь трекинговыми палочками.

После брода. Саня Н. и ДашкаНа том берегу встретились, сбросили рюкзаки и стали перекусывать. Как оказалось, почему-то многие не позаботились об этом действе и не взяли ничего на перекус. Заботливыми оказались: я, Юра, Оксанка. У парней были только три бутылки газировки, которую с нашим перекусом все же умудрились выпить. Дашка перекусывать не хотела, убеждая всех, что есть вообще вредно. В это время на трассе остановился квадроцикл, принадлежащий природному парку «Ергаки». На нем два человека пристально смотрели на нас, о чем-то разговаривая. То ли они поленились к нам подъехать, то ли мы у них не вызвали нужного для взаимной беседы интереса, но, поговорив, они сели на свой мопед и укатили в сторону Тормозаковского моста.

Появление квадроцикла спровоцировало у парней разговор на техническую тему. Я в это время по сотовому звонил Вале. Подойдя обратно, услышал окончание разговора:
- На БМП парень так делал! – в чем-то убеждал остальных Саня Н.
- Да мы в УПК на «Беларусе» с шестой трогались! - возражал ему Андрюха.
- Так то ж трактор! – убедительно ответствовал Саня Н., подняв для повышения основательности ответа указательный палец…

Вот за такими разговорами пролетело время, отведенное на перекус, и мы двинулись по знакомой лесовозной дороге вперед, навстречу приключениям.

Лесовозная дорога вдоль Бакланихи Андрюха и Саня Н.Далее после легкого перекуса группа возобновила свое путешествие. Передаю слово себе.
- Каково же было мое удивление, когда мы пошли по мягко скажем трассе. Где же нормальная туристическая тропа?! Да…«шоссе» от Тормозаковского на Радужное просто звериная тропка, в сравнении с этой, даже не знаю, как ее назвать... автострадой...

Повернув налево к Большой Бакланихе, заметили ухудшение погоды – начался дождик, который угрожал перейти в ливень…Шлепая бодро так по лужам, свернули с дороги в том месте, где дорога поднимается вверх на гору (вдоль ЛЭП) и отходит от речки. Нам же нужно идти вдоль реки. Быстро нашли тропу и шлепая все так же по мокрой траве идем вниз против течения реки… Не поняли? Перечитайте конец предпредыдущего предложения! Да-да! Вниз против течения! То есть вверх по течению! Это не я с ума сошел. Это такой глюк у большинства наблюдательных людей в этом месте появляется, особенно когда идешь в хвосте группы, идущей по тропе. Ведь видно же четко, что тропа идет по долине, постепенно опускаясь ВНИЗ! Однако в непосредственной близости от этой тропы течет вдоль нее речка, а направление ее течения прямо противоположно очевидно ожидаемому, то есть она нам навстречу течет!

Большая Бакланиха. Первый приток. СВУ первого притока Большой Бакланихи в 16-31 остановились передохнуть. Дождик прекратился, пасмурно и душно. И чего-то мне хорошеть стало не по детски… То есть откуда-то усталость накопилась… Странно… Тут среди прочих разговоров был один фрагмент, на который тогда никто внимание не обратил, но теперь-то, после некоторых событий, о которых, возможно, читатель узнает впоследствии, он оказался не таким пустяковым:

- Сейчас же сразу налево? - спросил меня Саня Н.
- Почему сразу? Еще идем. До второго притока, – ответил я, - налево еще через 350 метров!
- Там тропа заворачивает – подтвердил дядя Юра.
- Вот, я же говорю,- отвечал Налькин,- что тропа. Я же здесь ходил, я же помню, что тропа «куда-то туда» заворачивает! Я же тропу-то помню!

Все это он говорил убежденно, для еще большей убедительности жестикулируя руками, как бы показывая направление и угол поворота тропы у второго притока ну и завитушки тропы дальше вдоль подъема. Ну-ну…

Опять начал накрапывать дождик. Саня Н., выразив обеспокоенность, что у него все намокнет, предложил продолжить путь. Все тут же вспомнили, что у него трусы – самое больное место, так как он сам давно говорил, купаясь – «у меня трусы - самое больное место! Если они намокнут, то все!!!» Причем что означает это «все», он не пояснял. Поэтому мы тут же стали подниматься и напяливать на себя рюкзаки, такие тяжелые в первый день.

Озеро Поднебесное с середины подъема на СкалистыйШли и шли с небольшими остановками. Шли вниз, против течения ручья(!). И вскоре (ну не в таком уж быстром «вскоре») мы начали подниматься. Это как обычно было необычно! Честно сказать с непривычки тяжеловато, ну а кому сейчас легко. Я постоянно отставала, рюкзак тянул меня к земле, как следствие я постоянно падала, проходившие мимо человеки поднимали меня резким движением, и я продолжала сей нелегкий путь. Теперь мы уже шли вверх против течения ручья. Когда наконец-таки поднялись на возвышенность, то увидели прекрасное озеро – Поднебесное.

Идем. Вот уже скоро и поворот, тропу отчетливо видно – налево заворачивает - а тут телефон мой меня достает – то от одного человека смс-ка приходит, то от второго, пока отвечал, повернули налево и начали подъем. А тут вдруг раз - звонок! Опаньки! Родственники из Алтайского края звонят! С чего это вдруг? Пока останавливался, пытался говорить, связь ушла за кедр и оборвалась. Количество палочек возле антеннки на телефоне стало равным нулю, я спрятал его и рванул догонять далеко ушедшую за это время группу. Вот тут-то дыхание себе и сбил! Вокруг душно, жарко, влажно. Крутизна подъема вдоль притока, который представляет собой сплошной каскадный и очень красивый лесной водопад, ощутимо возросла, а силы куда-то улетучились. В голове чего-то бухает, дыхания не хватает, и все вокруг кружиться стало… Да уж… Иду медленно, часто останавливаясь на мелкий отдых… Чуть отдышусь – и снова топ-топ, топ-топ по тропе… И снова сяду.. Пока сидел, немного снял водопад на видео. Одиноко… Еще в начале подъема меня пытался дожидаться Саня В., но и он не выдержал моего черепашьего темпа и рванул вперед. Сама тропа местами заболоченная, местами сухая, то выходит к ручью-водопаду и идет буквально по нему, то смещается влево (по ходу движения) и петляет между кедрами, иногда утопая в маленьких болотцах.

Вот таким образом в 18-00 все-таки заполз к стоянке на озере Поднебесном. Там все меня ждать уже устали и успели замерзнуть… Посидели еще минут пять, погадали по поводу набора высоты в перевал, и двинулись в путь к перевалу Скалистый (Бакланиха), который находится непосредственно сразу за озером. Озеро почему-то принято у нас обходить справа по ходу движения (хотя тропа находится слева!) прямо по валежинам и заболоченному берегу. Озеро мутное, что скорее всего обусловлено наличием известняка в окружающих скалах, и мелкое.

Подъем по перевалу Скалистый.Группа быстренько проскакала и по валежине, и по болотцу, и стала подниматься. А мне, как оказалось, хорошеть-то еще не перестало! Ну и отстал я снова. Подошел к подножию перевала, а все остальные уже почти наверху были. Перевал простой, некатегорийный, перевальный взлет хоть и крутой и каменистый, но очень короткий и по нему отчетливо читается тропа, по которой можно не напрягаясь, буквально взлететь наверх.

СВ у подножия перевала СкалистыйОднако не напрягаться у меня не получилось, помер почти окончательно. Сижу на середине подъема, отдыхаю. Связь снова из-за кедра выползла, все 5 палок показывает. Отправил домой ммс-ку со своей измученной физиономией. Поснимал на видео красивый пейзаж – озеро с отражающимися в нем кедрами и небом (и вправду - Поднебесное!), лес за озером, а там, вдалеке – знаменитые пики Ергаков – Птица и Звездный… Опа… Слева сверху голоса и топот ног. Навстречу вниз бодренько проскакали мужики какие-то, поздоровались и ссыпались по склону вниз к озеру. Озеро они обошли по тропе, по восточному берегу, а не так, как мы. Поняв, что надо и честь знать, через силу поднялся и все-таки перевалил перевал, огляделся. Никого! Группа решила меня не дожидаться. Ну и правильно. Они, наверное, уже на стоянке.

Озеро было небольшое и группа, слегка отдохнув, продолжила свой необычный по цели назначения путь. Обогнув озеро с правой стороны, они начали покорять небольшую возвышенность, периодически останавливаясь, дабы понюхать цветочки, отцветшие еще в прошлом году. На вершине «дул сквозняк», поэтому группа долго не отдыхала.

- Как сейчас помню, что ничего не помню и вообще, там было холодно, и людской народ был не особо разговорчивым. Помню, что сидела под кедром, на чем сидела не помню, но зато прекрасно помню, что Александр, тот который Налькин, предложил домчаться со скоростью света до места ночлега и привести костер, ужин и «дом» в полный порядок. Ну, мы и помчались, не все правда, только переутомившиеся – Сашка Налькин, Сашка Воробьев, и если мне не изменяет память (в чем я, собственно, сомневаюсь) – Макс Шестаков.

Так, обезумевшие от холода и голода остатки группы рванулись на встречу своему новому дому. По дороге, эти самые остатки встретили каких то других «остатков» - туристов. Нововстретившиеся туристы оглядели «сумрачным глазом» всю группу и, сделав в уме скорый и явно неверный вывод, поздоровались. Обычно в таких ситуациях здороваются только те, у кого нервы не выдерживают. На что наши герои, хмыкнув и сделав тоже небольшой вывод, в своем уставшем от долгой работы и напряжения, мозге, как ни странно тоже поздоровались. Потом нововстретившиеся обозвали наших героев лосями, и пошли выяснять, кто пастух этого прайда. «Остатки» же продолжили свой быстрый шаг в сторону «родного дома» периодически осматривая довольно скупой на этот раз пейзаж. Ничего особенного наших героев не окружало – небо над головой со слегка изогнутой вовнутрь поверхностью, облака и закат, играющий разными красками на зеленой траве. Поверхность земли тоже была далеко не идеалом - вокруг куча непонятных «дырок», как после шуточной ядерной войны понарошку.

Первая стоянка. Дашка.- УРА!!! Я дома!!! Сколько радости! Все, правда, куда то разбежались, наверное, за дровами. Странно, но в сей местности, практически негде было найти даже некое их подобие. Но наши бывалые участники нескольких походов махом сообразили, что нужно делать. И удалились делать… Я же в этот момент решила устроить себе праздник. Наполнив ледяной водой бутылку и засыпав в нее апельсиновый Юпи, я сидела на бревнышке и распивала сей дивный, ну, просто королевский напиток. Холодало… Смеркалось… Темнело… А их все не было… Я уж было решила проверить куда это все делись, как на стоянке показалась подозрительная фигура Скипора Андрея. Наверное, скоро и он сам здесь будет. И, правда, он скоро был. Увидев меня, он естественно поинтересовался, куда все смылись и посоветовал мне больше не пить всякую апельсиновую гадость, так как у меня от нее губы оранжевеют.

Они уже были дома. А мне еще до него идти. Пошел вниз по тропе. Сначала тропа довольно круто спускается вниз, но, поравнявшись со входом в Араданскую пещеру, закрытым ледником, выходит на долину, по которой петляет и идет в юго-западном направлении. Вокруг – воронки карстовых провалов. Внизу увидел две знакомые фигуры – Оксанки и дяди Юры. Они все-таки решили меня подождать! Делая бодрый вид, подхожу к ним, и вместе идем до стоянки.

Первая стоянка. Макс и Андрюха18-55. Дошли до стоянки. Там парни уже поставили свою палатку и разожгли костер. Самих нет – занимаются заготовкой дров. Быстрее нужно нам с Юрой разобрать свои рюкзаки – ведь у нас там помимо всего прочего котелки! Поставили с Юркой и Оксанкой палатку на знакомом месте.

Юра над консервами издеваетсяВскоре и вся группа собралась в кучу и начала ставить палатки. Разгорелся костер, потухли все естественные источники света. Бурундуки распевали в закуточках различного плана фольклорные песни, а кузнечики и им подыгрывали на картах, а может и шахматах, но это не важно. Главное, что один день они уже прожили.

Саня Н. пошел на ручей умываться, нагнулся и выронил аккумуляторный светодиодный фонарик с подзарядкой от ручки, которую вращать надо. Весь вечер потом Дашка его трясла, пытаясь высушить таким способом. И высушила.

В ожидании ужина.Место здесь интересное. Палатки стоят на равнине, изрытой вышеупомянутыми воронками. Рядом – лес, в котором без труда можно отыскать сухие дрова. Посередине долины течет ручей, который, не зная, можно вообще не заметить – русло по берегам заросло высокой травой. С востока долина закрыта травянистым склоном горы 1868, а при взгляде на юго-запад взору открываются гонные пики, окаймляющие находящееся вдали озеро Красное, куда, собственно говоря, завтра и пойдем. Закатилось уже совсем солнышко, сварилась традиционная для первого араданского вечера Праздничная Гречка… Оксанка сходила на ручей и принесла оттуда лимон. Опа! Сюрприз, однако! Разлили огненную воду по норме положенной и выпили с лимончиком за поход, за начало и за погоду…

А вот и лимончик! Дольками!- А ужин еще только подошел к своей финишной прямой. Ух, как кушать хочется. А наши чего-то начали разливать водку! Так…я естественно отказалась, но наши и не обиделись, да и действительно - «чем больше вас меньше, тем больше нам лучше». В процессе выпивания все общались на разные темы, хохотали, веселились и пели.

Как ты вкусна, Праздничная Гречка!Затем наступил черед Праздничной Гречки. И чая. Андрюха видимо решил, что всем очень скучно, ну и добавил работы… Чай по кружкам разлили, а таблетки RIO (сахарозаменитель) возле Андрюхи стоят. А Андрюха напротив меня за костром сидит. Сказал ему:

- Андрюха, сахару дай!
Он о чем-то увлеченно говорит и меня не слышит.
- Андрюха! – повторил я.
Опять ноль внимания.
- Андрюха!!! Таблетки дай!!! – не выдержал Макс и пришел мне на помощь. Крикнул, и тут же повернулся к Сане Н.

Первая стоянка. Вечер.А Андрюха услышал, понял, что от него требуется, но не понял, кому. Поэтому он схватил контейнер с таблетками и кинул в сторону ничего не ожидающего Макса. Контейнер ударился о Максову коленку, упал на камень и раскрылся. В новом контейнере 1200 таблеток сахарозаменителя. Это на нашу группу примерно дней на 5. Ну вот все они и высыпались в траву возле костра… И собирали потом мы их полчаса еще. Не все конечно, но около 1000 штук собрали.

Вечер. Костер. Дашка.А ведь вечер прекрасный! Даже звезды внезапно напали откуда-то сверху, гречка была отменная… Жалко, что человек умеет летать только сверху вниз…

Потом долго сидели у костра и разговаривали о разном. Отчего-то перешли на тему сравнения католической и православной церкви, затем – к чему-то другому. Был прекрасный теплый вечер. Пели песни.

Так они сидели, наслаждаясь вечером, утопая в его легких ароматах и забывая обо всем. Ночь подкрадывалась медленно, как осторожная пантера и вскоре набросилась на них. Все разбежались по палаткам. Спать пошли в 24-00.

НАВЕРХ


День второй

09082008 – номер на консервной банке
Стоянка у перевала Скалистый – река Красная – озеро Красное

Пройдено 13 км (некоторыми – гораздо больше)

Как нам узнать, зачем живем,
Смириться как с несовершенством, 
Понять, чего от жизни ждем,
Как смерти ждать с чудным блаженством.

Гадает человечество давно,
Но как-то, что-то угадать не может.
А может, угадать нам не дано?
Ведь часть-то целого познать не может.

Раз так, то будем просто жить
Искать с азартом волшебство.
Добро, любовь будем дарить
И верить, верить в божество.

Шаг за шагом, день за днем
Проживаем всё!
Смысла жизни не поймем,
Но это ничего…

Пройдут года, потом столетья
И может быть тогда,
Чрез долгие тысячелетья
Поймем, зачем нам жизнь дана.

Чтобы учиться, чтоб понять
Чтобы смириться и узнать.
Потом любить, потом страдать.
И никогда не «умирать»

Куклина Дарья (Арадан, август 2007)

 Видео вторго дня похода

Это день оказался полон сюрпризов… Но обо всем по порядку.

Проснулся часов в семь. Вспомнил прогноз на сегодня. На сегодня обещано сайтом www.rp5.ru солнце и безоблачное небо. Попытался спросонья в палатке сориентироваться, где север, а где восток. Странно… С предполагаемого востока никакой солнечной активности пока не наблюдается. Странно. Ну и ладно. Огляделся в палатке – все еще спят. Ну и ладно. Сегодня переход небольшой и очень простой. Подумал про это, и сам заснул. В 9-15 утра почувствовал ощутимый удар по левой щеке. Тепловой удар. Это солнышко, резко выпрыгнув из-за горы, решило разбудить заспавшихся путников. В закрытой палатке воздух начал нагреваться с пугающей быстротой. Пришлось вставать.

- Утро пришло нежданно, негаданно. А не пойти ли мне умыться, - подумала я и не пошла. Вот если сейчас встать, потом ведь уже не лечь, правда? Но все же мне стало лень лежать, и я встала. Вокруг уже кишил Андрей, щелкая семечки. Но, как ни странно, никто даже не думал разжигать костер. Как всегда приходится все делать самой. Правда, у меня ничего не получалось. К счастью, надо мной сжалился дядя Юра – знаток, и воистину славный сверхчеловечишка, а в человечишке всё должно быть прекрасненько: и душонка, и тельце, и мыслишки. Его ловкими руками был разожжен первый костер в этот день.

Первая стоянка. Утро. Видна северная часть Араданского хребтаВыбрался из палатки вслед за Дашкой. Ух ты! Как это у классиков: «Рассупонилось солнышко, расталдыкнуло свои лучи по белу светушку. Понюхал старик Ромуальдыч свою портянку и аж заколдобился…». (И. Ильф, Е. Петров. "Золотой Теленок") Но колодобиться было не отчего. На небе – ни облачка. В небе птички порхают, в траве кузнечики, одурев от усиливающийся жары, рулады выводят, где-то печально кедровка на дереве (кедре, естественно!) плачет. Прохладой веет от ближайших к стоянке двух воронок. Тихо шепчет, извиваясь в траве, ручей, пытаясь по секрету поведать о какой-то своей тайне. Шепчет и расстраивается, что не может человек понять язык журчащей воды… Кедровка все плачет… Ощущение какой-то… А! Лучше объяснит фраза из песни: «…Звенит высокая тоска, необъяснимая словами…».

Подцепил камеру на штатив, снимаю. Пока любовался природой, беседовал с ручьем да ходил за камерой, девчонки и Юра уже кашку рисовую готовить начали на костре, для которого наша ранняя пташка – Андрюха – уже давно дрова приготовил.

В 09-43 начала оживляться вторая палатка (Андрюха – один из ее жителей – не в счет). Задом пятясь на свежий воздух, перед нами постепенно возник Макс.
- Доброе утро – поздоровался он.
- Добрый день – поправила его Оксанка…

Затем, с интервалом минут в пять, показались Саньки. Постепенно на костре подоспела каша рисовая и чай. Поели. Ну а после такого позднего завтрака на солнышке накатила расслабуха и лень… Все легли вокруг догорающего костра и медленно беседовали на различные темы. И только дядя Юра чистил котелок от каши. Так и вспоминается фрагмент шедеврального мультика - «Любимая, я подарю тебе эту звезду! Светом нетленным…»
- После моего котелка этот котел такой гладкий, аж мыть его приятно! – восторгался дядя Юра.
- Ну, это поправимо – заметила Дашка.

Саня Н. взял в руки камеру, обозрил ею окрестности, затем остановил на мне, лежащем, как и все, на травке под солнышком.
- Здрас-с-сьте – произнес Саня. Пришлось что-то ответить:
- Привет. Сегодня идем на Красное. Идем медленно, так как идти недалеко. По пути будем есть ягодку, если она выросла и созрела.
- Какую? – это Макс поинтересовался.
- Голубику, чернику и кислицу… И жимолость. Правда, жимолость активно только дядя Женя ест, а его сейчас нет…

После короткого завтрака какой-то гиперпитательной кашкой белого цвета люди начали собираться для продолжения пути. Некоторые не торопились. Утро было дивным! Так казалось многим. Их путь должен был бы быть не сложным, но все "обошлось".

Мимо прошкандыбала в сторону Красного группа из трех парней и девушки. Группа с Абакана, идет на Красное дня на два.

Солнышко начинало пригревать не на шутку. Пришлось все-таки собраться. Скидали все валяющееся в округе себе в рюкзаки. В 11-45 вышли. Стоп! У Юры куда-то фотоаппарат пропал. Ха! Он у него на рюкзаке висел. Напоминаю еще раз всем, особенно парням и Дашке:
- Никуда не торопимся, а то убежите опять черт те куда!
- А че вы на меня смотрите? – возмутилась Дашка.
- Повторяю, быстро не бегите! – это я повторил парням, которые уже двинулись по тропе.
- Ага, кто-то вас послушает! – съязвила Дашка, устремляясь по тропе вслед за дядей Юрой.

Пошли по тропе в сторону Красного. Идем в такой последовательности: Саня Н., Макс, Саня В., дядя Юра, Дашка, Оксанка, Андрюха и я. Постепенно троица авангарда из Санек и Макса начала ощутимо уходить в отрыв. Мы с Юрой абсолютно не беспокоимся по этому поводу – Саня Н. по этой тропе два раза ходил (2004, 2005), а Саня В. – один раз (2005). Так что мы только обрадовались их отрыву – придем мы на Красное – а там уже стоянка нашим авангардом обжитая, дрова заготовлены, костерок горит, нас поджидая… Ага… Сейчас вспоминаю, аж смех разбирает…

Тропа к Красному. Юра.Часть группы вырвалась вперед, захватив с собой души и тела Сани Налькина, Сани Воробьева и Макса Шестакова. Остальные плелись сзади – дядя Юра, дядя Сергей Васильевич, Оксанка, Андрей и Дашка (типа я). Поедая по дороге всякую нехорошую, несъедобную, но вкусную ягоду, они разговаривали и смеялись, надеясь на то, что придут они на стоянку, а там парни уже все приготовят – и палатку поставят, и костер разожгут, и ужин «постряпают». Проходя по заросшей цветами траве, они наслаждались теплым солнцем и синим небом. Группа расползлась по обширной территории, и больше никто никого не обгонял. Счастье купалось и плескалось в их сердцах и душах. Помимо прекрасных видов под ногами, их еще сопровождало прекрасное настроение и боль в хруставчиках.

Еще дымящийся кедр около тропыТропа все время идет вдоль правого берега ручья, который является левым притоком Красной речки. Два раза тропа пересекает притоки этого притока. В 12-35 подошли ко второму притоку. Спуск ко второму правому притоку левого притока Красной речки (во как завернул-то!) довольно крутой и скользкий. Вот тут-то мы и увидели, уже на том берегу, наш оторвавшийся авангард, бодро вышагивающий по тропе.

Ветер дунул - и вновь все загорелосьПереправились на тот берег и так же бодро продолжили движение по тропе. 12-48. Опа! А около тропы лежит (стоит?) полуразвороченный огромный обгоревший, еще дымящийся кедр. По всему видно – несколько дней назад в него молния ударила. Постояли, поглядели и только хотели пойти дальше, как подул ветерок, и дымящийся мох вокруг кедра весело так загорелся. Пришлось в срочном порядке доставать из рюкзаков бутылки и бежать вниз, к ручью за водой. Через минут 15 затушили пожарчик. Ну и пошли дальше. Вот уже развилка.

Тропа к Красному. Оксанка и СВОт развилки тропа поднимается вверх по речке Красной. Причем сначала тропа идет полевому (это орографически, а так по правому по ходу нашего движения) берегу на расстоянии примерно метров 40-50 от ручья и на довольно большом возвышении от него. Вокруг - много жимолости и черники. Поэтому часто останавливаемся и поедаем ее.

Последний отдых перед КраснымЗатем, попетляв по тайге, сухой и освещенной солнышком, тропа выходит на плоскую, немного заболоченную долину и прижимается к Красной речке. По этой долине идти нуднее всего – набора высоты почти нет, скучно… Тропа постепенно заворачивает налево и опять поднимается в тайгу, отдаляясь от ручья.

В 13-30 вышли к Красному.

- Наконец-таки мы доползли до стоянки. А вот и Красное озеро!!! Красота!!! Скалы объятые думой и прекрасная рябь озера, пойду-ка я Юпи «заварганю». Придя к истоку ручья, из которого медленно вытекало озеро, я набрала кристально чистой воды и всю ее выпила. Ужас!!! Я уже как верблюд. Так… а где же наши парни, где палатки, ужин и т.д.?
Но не знала тогда еще эта наивная чукотская девочка, что парней возле озера нет.

Озеро КрасноеНа нашей стоянке, на которой мы останавливались ранее, установлены две палатки. Подходим ближе. Это те абаканцы, которые проходили мимо нас сегодня утром. Однако, где же наши? Где наш бравый авангард? Чего-то их не видать. А ведь по расчетам, они должны уже минимум как полчаса назад сюда долететь… Спросили у абаканцев. И остолбенели. Наши лоси обогнали абаканцев неподалеку от дымящегося кедра! То есть ДО развилки! И больше абаканцы их не видели. Значит, или они уже пришли на Красное и просто мы их не видели, так как они нашли где-то укромную стоянку, отсюда не заметную, либо… Либо они не заметили развилку, и, выйдя на речку Красную, пошли по ней не вверх, а вниз!!! Еще раз внимательно оглядев озеро, склонились к последней версии.

Немного подумав, мы успокоились – у них и карта есть, и голова на плечах тоже. Ведь ежу же понятно, что идем к озеру! А значит, речка, которая из него вытекает, должна НАВСТРЕЧУ бежать! А не вдоль движения! Значит, опять рассчитали мы, они уже заметили свою ошибку и повернули назад. А из этого следует, что через полчаса, ну максимум - через час они появятся на горизонте. Да и Сани же должны, блин, тропу-то помнить!!! Оказалось, ежу-то это все понятно, поэтому у него вместо ума иголки, а вот нашим лосям – не совсем…

Решили не портить уединение с природой абаканцам и надумали поискать стоянку. Дашка уже куда-то без рюкзака убежала, Юрка с Оксанкой сели отдохнуть. В поисках лучшего места стал обходить озеро справа и, пройдя метров 100, нашел ну просто прекрасную стоянку! Вернулся назад и позвал остальных.

- Потом я вернулась ко всем пришедшим. Припав к земле, я решила, что так и заночую, но эти неугомонные люди придумали перекочевать, блин. Пришлось идти за ними. А местечко оказалось уютным, его так же облюбовали бурундуки, шныряющие вверх и вниз по стволам возмущенных кедров. Потом я спросила, где наши убежавшие вперед лоси, но никто этого не знал. Все осознавали лишь факт, что около озера их нет.

Сие известие, не смутило не только участников экспедиции, но даже ее руководителей. Хотя всем была известна старая история о Налькином Александре, когда он свернул не там, взобрался не на то, и еле спуститься смог. Все мы совершаем ошибки, одни больше, другие постоянно. Но он, наверное, думает, что короткий путь всегда заминирован, поэтому и не ищет его. Часть же выжившей группы решила начать свою обыденную жизнь, искупались, сгоняли за дровами, приготовили ужин.

Озеро Красное. Вечер. Оксанка.Поставили мою палатку (вторая – у парней авангардных)… Их все нет… Решили все-таки развести костер. Рядом сушняка нет – озеро часто посещаемое, поэтому за сушняком обычно ходят подальше от озера. Но зато у нас есть Дашка! Дашка тоже поняла, что она у нас есть, быстрым и цепким взглядом оглядела рядом стоящие кедры и взобралась на один. Нам с Андрюхой оставалось только уворачиваться от летящих с десятиметровой высоты сухих сучьев. Вот таким нехитрым способом минут за 15 заготовили дрова. А авангарда все нет… Странно... Должны были уже ползком час назад прийти!

Разгорелся костер. Теплый вечер, небольшая усталость, костер, рядом – озеро с кристально прозрачной водой. Ну и что нам оставалось делать? Правильно, искупались. Правда, немного. Настроение не совсем то. Ждем-с… Их нет… Что еще поделать? А! Ужин сварить! Ведь уже вечер! Юра с девчонками почистили картошку и поставили вариться супчик.

Ой, а как было здорово купаться в ледяной прохладе синевы озера!!! Никогда ничего подобного не испытывала! Жаль вода в уши заливается, потом так неприятно в голове булькает…

Вдруг пропал один из руководителей – дядя Сергей Васильевич. Не особо расстроившись, но слегка взволновавшись, остальные предпочли поужинать. Самое главное уметь отличать важное от срочного.

Я все-таки не выдержал. Не мое это дело – ждать бездейственно. Понарезал я круги у стоянки, ну и, никому ничего не сказав, пошел по тропе навстречу парням. Постепенно перешел на бег. Пробежав минут десять, вышел на открывшуюся полянку, откуда тропа довольно хорошо просматривается. Нету никого! От оно как!

- Са-а-а-а-аня-а-а-а-а!!!!! – ору. Никого. Снова ору. Слушаю. Тишина, да только кедровки жалобно плачут на деревьях. И солнышко уже садится... Ага… «Светлым-пресветлым днем, когда ласково светило солнышко, весело порхали мотыльки, бабочки, воробьи, совы, пошел суслик погулять… А солнце уже село!...». И вот таким способом – 5 минут бега – остановка – «Са-а-а-а-а-аня-а-а-а-а!!!! Ма-а-а-а-акс!!!!» - ожидание ответа и снова бегом по тропе – добежал до развилки. Никого.

- Са-а-а-а-а-а-аня-а-а-а-а-а!!!! – это я уже почти на развилке ору. Потому как дальше не понятно, куда идти – либо прямо вниз по Красной, либо налево к нашей бывшей стоянке. И тут снизу (я же говорил, что в этом месте тропа гораздо выше речки расположена?) раздались радостно-замученные вопли парней «А-а-а-а!!!!».
- Идите сюда! Тропа выше!!! – кричу им я.

Первым пришел Макс.Через некоторое время замученная троица выползла к тропе. На них было жалко смотреть… Да уж.. Они не повернули на развилке и довольно долго не могли себе признаться в этом, уходя все дальше не туда… При этом Саня Н. убеждал их, что ландшафт ему знаком и они вот-вот к Красному выйдут! А потом, когда разобрались и додумались по карте определить, куда они упороли, пошли обратно, перейдя два хребта, три ручья и наконец выйдя к Красной речке. И поднимались по ней не по тропе, так как не знали где она, а по Красной речке, русло которой завалено валежником, заросло густым подлеском. В общем они, измученные, лезли по этим дебрям, пока я их на путь истинный не поставил.

Отдохнули немного и пошли домой, к Красному. Макс держался лучше всех, потому шел быстрее. Мои просьбы дать мне рюкзак понести Сани проигнорировали, а затем, не выдержав Максова темпа, сказали, чтобы я с ним шел вперед и их не ждал. Теперь-то они с тропы не собьются.

Еще через минут сорок мы с Максом пришли к озеру, нас ждал остывающий уже супчик. Когда все четверо (Дашка, Юра, Оксанка и Андрюха) поели и принялись за разговоры, неожиданно появились СВ и Макс. Один из них явно уставший.

Саня рассказывает о своих приключенияхДа, а потом подтянулись Санька Налькин. Как же на него было страшно смотреть. Затем пришел припозднвшийся Саня Воробьев. Разливая суп по тарелкам (и котелку), я невольно наблюдала происходившие рядом ужасы. Мокрые, красные, безумно уставшие, голодные сотоварищи просто изнемогали. Санька высказывал Налькину все, что накипело: «Я не понимаю, где ты там такой же ландшафт увидел!..». Потом троица одним глотком опустошила содержимое тарелок, что меня просто добило. Ой, мамочки, как же надо было устать!!!

Макс успел искупнуться, переодеться и поесть, когда на горизонте появился Саня Н.
- Саня давай котелок – сказала Дашка, - я тебе супчика налью…

Саня рассказывал, а Дашка слушалаДашка налила ему полный его армейский котелок супчика. Саня, ни слова не говоря, сел у кедра, взял в руки котелок и за один раз ВСОСАЛ в себя все содержимое котелка вместе с крупно нарезанной картошкой и тушенкой. От такого зрелища у Дашки аж слезы на глазах выступили. Надо же так вымотаться!!!!

Они свернули не там, шли все время с бешенной скоростью, всего однажды останавливались перекусив сникерсом и салом. А когда поняли свою ошибку, с матами развернулись и пошли обратно. Тропы практически не было, а зашли они, судя по всему довольно далеко и не туда. Дальше всех зайдет тот, кто не знает, куда идти. Долетев все-таки к роковому месту, где неудачно завернула эта святая троица, они решили перевести дух «Ничего, авось к концу дня прибудем». Тут то их и настиг Сергей Васильевич. Радостными криками они отозвались на его ор и вскоре уже ели полухолодный борщ на стоянке.

Еще через полчаса, когда Макс с Саней В. успели отлежаться немного после ужина и принялись устанавливать палатку, появился Саня В.
- Саня, привет! – поприветствовал его Юра, лежа у кедра.
- Привет Саня – сказала Дашка, подложив в костер, на котором уже закипал кипяток для чая, еще сушняка.
- Ага – выговорил Саня В., и тут же к Налькину обратился – Я не понимаю, Саня, где ты там такой же ландшафт нашел???!!!
- А че… - Саня Н. давно уже осознал свою вину и пытался все в шутку обратить – Че… Деревья такие же, горы такие же, вон даже шишки на кедрах такие же висят!
- Ага – вставил Макс, отдохнувший уже и переодевшийся – тут практически по прямой, а там через такие горы! Мы же прямо до ЛЭП дошли!
- Ничего себе – удивился Юра, - Там же еще чуть-чуть и в Арадан бы пришли (это Юра поселок имеет ввиду)! Там же до него километров тридцать… Вот только знать, где сворачивать…
- Вот как раз с этим у них, по моему, большие проблемы! – вставила Дашка.

Округу потряс дружный хохот.

Вечерело…
- Сейчас и чай подойдет… - сказала Дашка, отодвигаясь от чересчур разгоревшегося костра, внутри пламени которого в котле уже бурлил кипяток, - Он, вообще-то уже давно подошел, вот только я к нему теперь подойти никак не могу…

Парни устанавливали палатку. Саня Н. все еще ворчал:
- Ландшафт им не понравился… Не нравится ландшафт – езжай вон, в Европу. Там везде ландшафт хороший!...
- Мне кажется, - заметил Саня В., - проводник из тебя, Налькин, хреновый…
- Мне кажется, тоже… - под общий хохот признался Саня Н.

Озеро Красное. ВечерНаступил вечер. Второй вечер похода. Все еще впереди… С неба неспешно падали звезды, в траве шуршал кто-то настойчивый и незаметный. Долго сидели у костра, разговаривали и пели песни. С озера доносился легкий шепот воды, таинственный и печальный.

Постепенно выяснилось, что по поводу завтрашнего дня перспективы у нас туманные… Во-первых, Скипор Андрюха признался, что уже третий день у него болит горло, не смотря на все его попытки его вылечить. Во-вторых, Саня В. стер себе спину сегодня рюкзаком очень сильно. В-третьих, Макс после сегодняшней прогулки что-то неважно себя чувствует…

Спать пошли где-то в час ночи с надеждой на лучшее…

 НАВЕРХ


День третий

10082008 – номер на консервной банке
Озеро Красное. Дневка

Здравствуй, озеро мое,
Ты видишь, я к тебе вернулась
Чтобы увидеть отражение твое
Чтоб в мою душу окунулось

Ты знаешь, я тебя люблю,
Я часть твоя, как капля в море.
Я ночью Господа молю,
О том, чтоб видеть лик твой в горе

Сейчас возьми меня к себе
Окутай влагою целебной
И я опять вернусь к тебе
Возьму с собой воды лечебной

Скажи, прошу, давно ль ты здесь?
Как встретились с тобой, зачем?
В тебе возвышенного смесь,
А мой дух глух, и слеп, и нем.

Куклина Дарья (Арадан, август 2007)

 Видео третьего дня похода

Озеро КрасноеЖаркое утро… Кто-то уже кипишится у костра. Андрюха, наверное… Шаги… Идет к нашей палатке. Открывает тамбур… Точно, Андрюха. Физиономия загруженная…
- Сергей Васильевич, я это… Наверное домой пойду…
- Что, совсем плохо?
- Ага… И таблетки пью, и полощу горло, но никак…
- Погоди…

Выбрался из палатки, разбудил парней. Макс себя тоже неважно чувствует, у Сани спину лечить надо… Решено – не смотря на обалденно хорошую погоду, сегодня дневка. Незапланированная. Ну а что делать? Может и Андрюха поправится, и парни-лягушки-путешественницы восстановятся.

Помню то прекрасное утро, когда совершенно не хотелось вставать, но я встала. Зевая во весь рот, я направилась к озеру, умываться естественно. В это утро все казалось очень сонливым. В озере медленно раскачиваясь из стороны в сторону плавали какие-то «бекорасики», солнце лениво освещало их, облака еще медленнее бекорасиков тянулись толпой по синему зевающему небу…ща усну! Ну, вот и завтрак настал, правда, как-то смутно помнится, что там у нас было на завтрак. Но это не важно, важно, что у меня был пакетик кофе, и я намеривалась его сегодня выпить. Говорят ничто так не снимает сонливость, как чашечка горячего кофе…выплеснутая на живот. Мм…да! Ну, да ладно. Да, кстати, сразу после своего горячего пробуждения я пошла, вернее, полезла за дровами. Как говориться удача улыбается смелым! А потом долго ржет над ними! Все ходили медленно, все чего-то искали, хотели найти себе занятие. И вот!!! Спасение! Кому-то в голову пришла гениальная мысль! Пойти искупаться в озере!!! Ну, мы все, или почти все, пошли купаться.

Андрюха согласился и решил остаться еще на день, правда, без большой надежды… Да и нам так спокойнее – мы выяснили, что соседи-абаканцы завтра домой собираются. Ну и лучше было бы Андрюху вместе с ними до трассы отправить, а не одного. На том и порешили…

Андрюха достал свой спутниковый телефон (тут связи сотовой уже не было) и позвонил домой, проконсультироваться еще раз по поводу горла… Потом пошел полученные консультации медицинские в жизнь воплощать.

Озеро Красное. ОксанкаНа завтрак сварили манку… Делать не чего. То есть как это нечего???? Рядом – прекрасное озеро, солнышко светит, жара! Никуда сегодня не идем? Расклад на ближайшие часы понятен? Ага! Точно! Купаться!

Первой, как и вчера, в озеро полезла Оксанка. Затем Макс и Саньки. Юра принципиально в холодной воде не купается и мы уже много лет назад забросили подальше наши жалкие попытки заманить его в горные озера и речки. Зато снял около двадцати фотографий купающейся Оксанки.

Дашка плывет.Зашли в воду Дашка и я… Чего-то не решаюсь нырнуть - нагрелся уже на солнышке, перегрелся и вода жутко холодной кажется.. Оксанка снова приплыла на берег, поглядела на меня и сказала, что если я не поплыву прямо сейчас, то она меня заставит. Обрызгает, например… А это я перенести не могу! Пришлось булькнуться в воду. Обалдеть!!! Водичка - просто отпад! Описав круг – выбрался на берег. Саня снимает все это на камеру.

Оксанка  Короткий переыв между купаниямиВдруг дядя Сергей Васильевич нырнул, замер на секунду и начал быстро нарезать круги брасом (может «бекарасики» проснулись и решили позавтракать?) Дашка все так же стояла на возвышенности.

Стоит и все решиться не может. И Саня не выдержал:
- Дядя Юра! вы там ближе всего, столкните Дашку!
Дашка не стала дожидаться, красиво спрыгнула с камня и занырнула в прозрачную воду. Метров через десять вынырнула. Поплавала немного. Я думал, что она сейчас на берег выберется, но нет. Она еще минут пятнадцать в воде плескалась.

Непередаваемое ощущение!!! Сначала тебя начинает трясти, так что даже слова вымолвить не можешь, а потом понимаешь, что надо двигаться, даже если по близости нет голодных «бекарасиков»
Потом грелись все и в карты игрались.

Ручей, из Красного вытекающий.  Иначе - Красная речкаДашке мало этого показалось, и она на тот берег сплавать решила. Плыла медленно, выбралась на противоположный берег, откуда-то выколупнула бревно, утащила его в воду, и, улегшись на него, медленно поплыла обратно. За это время мы с Оксанкой несколько раз искупаться успели. Потом я и Саня Н. поплыли навстречу к Дашке. Бревно вытащили и оно стало сидушкой у костра.

Озеро Красное с протоивоположного берегаИ она поплыла, куда-то вдаль. Все парни остались на берегу и чего-то ждали, а может просто наблюдали. Через некоторое время показалась на горизонте та самая девочка, но уже с бревном. Эка, добытчица. Уже около самого берега навстречу ей выплыли Санька, дядя Сергей Васильевич и Макс. Надо было делить добычу.

Озеро Красное. ДашкаПосле счастливого возвращения я еще немного поныряла с возвышенности, а потом выползла на берег. Земля… Вот тут то и началось самое интересное.

Снова в карты поиграли. Девчонкам это показалось скучным и они, взяв фотоаппарат, пошли гулять вокруг озера.

Озеро Красное. Дашка.Все начали играть в карты – в покер, в 1000 и т.д. Ну, нечем было этому отряду больше заниматься. Загорая на ковриках, они жували конфеты, сухарики, иногда питались лучами солнца, но вскоре подали обед. А после него, все опять расселись по коврикам и опять начали играть в карты. Иногда они прерывались, чтобы поесть или искупаться. Девушкам же играть в карты не очень хотелось, поэтому они отправились на захватывающую прогулку вокруг озера. Они шли медленно, наслаждаясь каждым шагом. Вскоре столкнулись с ручьем, форсировали его и попали на другой берег. Там, пройдя еще немного, решили сфотографироваться на память.

Озеро Красное. ОксанкаЗатем они дошли до какого-то странного сооружения. Эта была обыкновенная туристическая баня, очень хитроумно придуманная пытливыми умами какой-то группы. Баня была в плачевном состоянии и реставрации не подлежала. Запечатлев сею реликвию, они двинулись дальше. Потом путешественницы встретили замечательный кедр, раскинувшийся над водами бездонного озера (вот бы нырнуть!!!) там они тоже сфотографировались и пошли коротать время у потухшего костра.

Озеро Красное. У туристской бани.Мы с «1000» только закончили, и девчонки вернулись. Жарко. Дашка опять на заплыв пошла. За ней Налькин поплыл вдогонку. Дашка доплыла уже до середины, и нам с Максом мысля пришла – догнать Дашку, ну и, естественно, озеро переплыть. Ну и с разгону – в воду! Да как включили пятую повышенную! То есть гребли что есть сил наперегонки. Теперь поняли – так в холодной воде делать нельзя! Ни в коем случае! Поэтому Дашка медленно озеро переплывала. А у нас с Максом уже на середине из-за холодной воды и высокой скорости гребли мышцы так забились, что мы уже рук не чувствовали. Но Дашку догнали. Почти. Выбрались еле-еле на берег, сидим, отдыхаем. Руки ломит, их аж поднять больно… Посидели мы, отдохнули. Смотрим, Саня Н. собрался назад плыть и Дашку зовет. Она отказывается – хочет еще здесь погулять. Он нам предложил. Мы с Максом отказались и пошли вокруг озера обратно к стоянке. Саня поплыл медленно один назад. Пока он плыл, мы успели вокруг обойти озеро и к стоянке прийти. Через полчаса Дашка приплыла.

Озеро Красное. Вечер. Андрюха.Вечером играли в крокодила. Довольно познавательную игру, на первый взгляд несложную… Долго играли, пока ветер не поднялся.

Потом я помню, пошла в палатку, а там сидел дядя Юра. Не помню с чего все началось, но он почему-то начал пересказывать прочитанные им книжки, рассказывать разные точки зрения и отстаивать свою. Но если с человеком нельзя спорить, зачем же его тогда слушать??? Реплики дяди Юры мне нравились, он рассказывал о мире во всем мире, достигаемый с помощью гармонии мужского и женского начала (Па и Ра, Инь и Янь), дополняющих друг друга. Приводил различные примеры этимологии слов: Радуга – дуга бога Ра, ПаРа – гармония мужского и женского начала, «ПаРадайс» - рай, основанный на гармонии мужского и женского начала. Во всем этом, мне что-то не понравилось, и я начала доказывать абсолютно обратную дяде Юриной точку зрения. Мы долго кричали на повышенных тонах, даже из палатки вышли (чтобы удобнее было ногами топать), на шум сбежался дядя Сергей Васильевич, но он ничего не понял. Меня же терзало неприятное чувство, что дядя Юра прав, ну каждый человек по-своему прав, а по-моему нет. Так мы и разошлись без обиды, но с полным опустошением в душе. Ну, а когда стемнело, к нам в гости пожаловали какие-то туристы с соседнего берега озера.

Вечер. Игра в Крокодила.Рассказывали нам про парня и девушку, которые тащат с собой по 30 кг еды и еще много чего рассказывали, подкармливая любопытных слушателей конфетами. На третий ужин у нас была манка, а может и рисовая каша, которую с большим успехом приготовил Санька, который Налькин (не без подсказок всеведающего дяди Юры и Оксанки) и кисель со специфической приправой. Гости есть отказались (может, что недоброе почуяли), но продолжали угощать нас леденцами, которые противно прилипали к зубам. Так прошел этот незабываемый сонный день.

Поздний вечер. К нам пришли соседи - абаканцы. Мы их кашей угощаем.Когда стемнело, сидели у костра. К нам подошли абаканцы – двое парней. Долго при свете костра всматривались в наши лица, а затем спросили: «А дядя Женя где?» Так… Вот она, слава-то! Наши физиономии им известными оказались. По материалам сайта, да. Поговорили. Даже кашкой мы их угостить пытались.
Когда они ушли, мы еще долго сидели у костра. Все еще впереди…

Медленно команда разбредалась по кроваткам, костер благоухал теплом. Оставшиеся тихо беседовали обо всем на свете, перебивая самих же себя пением. Иногда они смотрели на звезды, надеясь, что сейчас одна из них упадет прямо в ладони…

 НАВЕРХ


День четвертый

11082008 – номер на консервной банке
Озеро Красное – перевал 1 Сентября (1Б) – Араданские озера – стоянка у Араданских озер.
Пройдено - 13 км.

Отвесная скала и озеро под ней
Вся мощь угрозы и спокойствие с ней рядом
И нет картины в мире красивей
Она баюкает блаженно душу сладким ядом

Когда-нибудь покину это место я,
Но свою душу я оставлю здесь навеки
Священно это небо и земля
И от усталости закрылись тихо веки

Пройдут века, а может быть мгновенья,
А часть моей души сроднится с той водой,
Что притаилась в озере забвенья
Под страшной мощью камня и скалой.

Куклина Дарья (Арадан, август 2007)

 Видео четвёртого дня похода

- Утро. Потолок палатки, сопящие морды, мухи, бьющиеся с остервенением о стены этой же палатки, гармония… представь, что ты уже умер и живи спокойно. Сегодня один из труднейших переходов, так говорят наши инструктора.

Снова солнечное утро… Не «радывает» правда оно сегодня… Как там Андрюха, как там остальные парни?

В палатке снова, как в прошлый раз, возник Андрюха. Ничего хорошего, к сожалению, не сказал… Температура, горло… Все, сегодня с абаканцами он выходит в цивилизацию. Он уже успел сходить к ним, разбудить(!) и договориться о времени выхода.

Проснулись остальные парни… Уф!!! Тут все нормально. И у Макса состояние болезненное прошло, и у Сани спина подзажила. Выходит, идем дальше сегодня.

Андрюха отдал свои продукты, подумал и отдал спутниковый телефон. Ага. Правильно, нам он будет нужнее. Спасибо, Андрюха!

- Загляните в зеркальце и если вас не отразилось, значит вы неотразимы. – напевал про себя дядя Юра, умываясь. На второго инструктора напала непоколебимая скучность. Красная рожа — эмблема печали. В это время Андрей осознав, что он заболел и не может идти вперед, решил идти назад. И никто его не мог отговорить!!! Даже Санька, который Налькин, знаменитый своим потрясающим даром убеждения. Оксанка ходила сама не своя, остальные еще не очухавшись, лежали в палатке. Но к завтраку выползли все. Андрей обреченно раздал всем свои сникерсы. Собравшись, он ушел. Так горам была принесена бесценная жертва, но что делать, китайские сокровища не ждут! А Андрея жаль…

Настроение что-то совсем пропало… Жаль Андрюху. Но ничего не поделаешь. Да и не у одного у меня настроение ни к черту… Оксанка хмурая ходит… Дашка куда-то с утра смылась и не видно ее. Только дядя Юра, пытаясь поддержать настроение группы, поет смешные песенки про ножик и что-то еще. И острит без остановки. Это хороший признак! Надо заметить, что именно в то утро у дяди Юры пропало насовсем, на все оставшиеся дни плохое настроение, он смирился с походом и все были только рады наступившей перемене.

Наступило время выхода абаканцев. Андрюха простился с нами и ушел в лес… Надо сказать, что дальнейшие события только подтвердили правильность этого решения Андрюхи - уйти домой. Дело в том, что как только он добрался до дома, вечером у него резко поднялась температура – ангина! И в постели с температурой он еще три дня провалялся. Вот так…

- Последний раз пойду окунусь в глубь озера и пойду собирать рюкзак.

Через некоторое время, вся компания в довольно подавленном настроении начала собирать рюкзаки, палатки и т.д. Очень медленно исчезали с сушильной нити вещи (самыми последними были максовы трусы) облака плыли медленно выше уровня горизонта, даже озеро, казалось, затаило дыхание. Через несколько часов группа все таки решилась пойти. (А я помню, когда мы еще собирались дядя Юра пел такую песенку: «Я заножу тебя режами, ты будешь дрыжками ногать». Мне понравилась!)

Наша цель - перевал 1 Сентября11-00. Вот настала и наша пора собираться… Впереди – никому из нас незнакомый перевал 1 Сентября. Отсюда, с озера, он выглядит внушительно… А куда деваться? Надо же категорию набирать? Надо. Да и из чистого любопытства пройти его хочется.

11-30. Собрались. Вышли. Идем по тропе по западному берегу озера. Тропа хорошая, сухая. Вдоль озера можно найти еще несколько хороших стоянок. Посередине озера, у мыска, стоят одинокая палатка. Хозяев палатки не видать.
По пути им встретились какие-то люди, шедшие в обратную сторону, наверное, Францию завоевывать. На вопрос вы откуда, группа вразумительно ответила, тупа лупясь на покорителей сокровищ Америки: «С Арадана».
У южной оконечности озера встретили группу из двадцати человек. Какие-то неразговорчивые они. На все наши вопросы только поздоровались и сказали, что идут с Арадана. Да тут везде он, Араданский хребет! Понятно, что они с перевала Прапор Юности спустились! А сами-то откуда?. Не хотели говорить. Ну и ладно.

Отдых на границе зоны леса. Слева вдали - перевал 1 Сентября11-58. Подошли к южному берегу озера. И пошли дальше по тропе. Пройдя еще немного, перешли ручей, который впадает в озеро Красное. Дальше малозаметная тропа шла по направлению к Прапору. А нам туда не надо. Идем в юго-западном направлении. Цель нашей программы-минимум – забраться на перевал – видна была еще со стоянки на озере. Перевал неотвратимо приближался к нам в своем неотвратимом величии. И мелкие камушки его склона постепенно превращались в курум довольно внушительных размеров.

Отдых на границе зоны леса. Любуемся перевалом 1 СентябряУже около самого подъема, команда остановилась и принялась чего-то обсуждать, отдыхать и жевать ягоду. Необходимо было набрать воды, так как при подъеме, не исключен вариант обезвоживания и обессоливания организмов. Переход предстоял сложный - это понимали все, но продолжали уплетать ягоду-чернику за обе щеки.

Подъем к перевалу. Начало курума.На последней зеленой полянке с чахленькими кедрами решили передохнуть. Саня Н. все хохмил, что теперь за ним глаз да глаз нужен, а то упорет (из-за похожести ландшафта, ага) не на тот перевал. Да мы-то с этим были согласны, если бы он еще наши рюкзаки с собой захватил… А спуститься с ними с не совсем с того перевала мы и сами бы в нужном направлении смогли бы… Чегой-то он не согласился. Пять минут так посидели, поболтали, покушали ягодку, косясь на перевал. Поднялись. Пошли.

- Да…Смотреть на перевал под странным названием Первое сентября страшно. Ну, что поделать Андрея уже не догнать.
Группа возобновила свое движение неохотно. Оксанка и дядя Юра успевали нас щелкать своими и не своими фотоаппаратами, а дядя Васильевич записывал на камеру. Курум!!! Всего через 30 минут группа уже расползлась по всему перевалу, первым был Макс, а последним - Сергей Васильевич. Расстояние между ними было приличным и становилось все больше.

Нижная часть перевального курумаВпереди – чахлая очень мелкотравчатая зеленка, изрезанная микроовражками и языками «вытекших» на равнину курумов. Постепенно смещаемся налево, к южному склону цирка.

12-48. Вскоре травку сменил сплошной курум средних и мелких размеров. Курум почти мертвый, редкие камушки шевелятся. Тут у большинства.. Да что там говорить – у всех, кроме меня! – включились батарейки, спрятанные хрен знает где. И поперли они вверх со все увеличивающейся скоростью. Или это у меня скорость падала? Впереди прет Макс, за ним – Сани, потом дядя Юра с Дашкой, потом Оксанка. Ну и я иду гордо замыкающим. Солнышко сквозь легкие перистые облачка типоразмера «лисьи хвосты на полнеба» прямо в глаза светит… Жарко. Пить хочется, а нечего. Вода – у парней. А парни уже на крутяк начали заходить. Растянулись мы… Отдыхая, снимаю панорамку. Красиво. Саня Н. вдали у перевала орет – эхо очень красиво разносится, ага. Ох… идти надо…

Поднимаемся по нижней части перевального курумаПодошел непосредственно к перевальному взлету. Растянувшись, группа идет не по центру кулуара, а по левой его стороне. Угол наклона возрос, и живучесть камней, из которых подножный курум состоит, тоже. Полутраверсом-полуподъемом идем вверх-вправо. Крутизна склона возросла примерно до 40 градусов. Но очередном «передыхе» поглядел на высоту на GPS-ке – 1880 метров… А до верху еще… Много, в общем. А жара все увеличивается. Смотрю – в метрах ста выше Оксанка идет. Крикнул ей, чтобы меня подождала – все веселее идти будет. Она вроде остановилась, но тут же медленно дальше вверх пошла. Что-то мне ответила, но я не расслышал. Далеко. Надо идти…

А горы все выше, а горы все круче. Да ладно горы! Живучесть курума на таком крутом склоне возросла до 100%. Идти очень тяжело – большое напряжение на ноги – на них ведь теперь не только опираться надо, а еще и удерживать усилием стопы в таком положении, чтобы камни под ними не разъезжались, пока следующий шаг не сделаешь. Так отдохнуть хочется, а никак! Стоит остановиться, склон вокруг тебя начинает шуршать и камушки разных размеров начинают ползти вниз. Вместе с тобой! Ищешь выступающие из-под земли горбы больших камней, тонн так на несколько. Выползаешь на них, отдыхаешь… Ха! И то далеко не на всех! Больше половины из них оказались коварными ловушками – выползешь на такой, встанешь (не до того уже, чтобы даже присесть!), а он, выждав несколько секунд, с треском и рывком начинает ползти вниз! Всей своей многотонной массой при этом захватывая окружающий мелкие камни на участке склона радиусом метров пять - десять!!! Понимаешь, что еще чуть-чуть, и ты уедешь вместе с этими камушками в экскурсию куда-то вниз и навсегда, проделывая чудеса эквилибристики, выбираешься все-таки из этой ползущей области на более-менее безопасное место. И опять все повторяется… Отдохнул, называется… Очень большая нагрузка на голеностопы, помимо всего прочего, кстати, получается на таких склонах.

- Вообще это непередаваемое ощущение! Хочешь опереться на камушек, дабы взвалить на него свою непосильную ношу, а он вместо того чтобы стоять как истукан, начинает медленно на тебя наезжать, в прямом смысле этого слова. И тут волей неволей приходится отскакивать в сторону, чтобы он не размазал тебя по куруму. Помимо этого там было полно и маленьких смазливых камушков, норовивших свалить тебя с ног и спустить вниз.

Вид с верхней, узкой части перевального кулуара. Вдали - Ергаки14-20. Кулуар начинает сжиматься, слева появляется скальная стенка. Если подниматься возле нее, то тут камней живых меньше. Уклон – градусов 45. А пить-то как хочется! Опаньки!!! У стенки большой кусок ледника! Подошел, еле-еле отколол довольно узкий и на вид хрупкий краешек. Однако лед какой-то странный – очень непривычно жесткий. Сунул льдинку в рот… Ага! Напился, блин! Точно, лед не настоящий! Вместо того, чтобы таять, он, блин, сублимацией заниматься начал! А точнее – из твердого, кристаллического состояния переходить сразу в газообразное! То есть попросту испарился бесследно! Во рту ни капли влаги!!! Охренев немного от такого, отломил кусок побольше и тоже в рот сунул… То же самое! Вот он был, а вот его и нет! И ни капельки не осталось даже на языке! Еще сильнее пить захотел… Отломил большой кусок и засунул под панамку… Может хоть так немного охлажусь… Через пять минут панамка вместе с головой сухой осталась, а лед исчез. От оно как…

Перевал 1 Сентября. Юра с Саней Н. обсуждают подробности подъема14-42. Подошел к финальной части перевального кулуара. Е-мое! Крутизна возросла градусов до 50-ти, кругом живые камни, ширина кулуара составляет примерно метров десять, а там, вверху, сужается до метров двух. Эта последняя, самая сложная часть подъема составляет примерно метров 80. Причем нижние 40 из этих 80-ти – сплошной живой курум, а верхняя сороковка – крутая, очень крутая мелкая сыпуха с торчащими сбоку и снизу многочисленными камушками весом от нескольких грамм до тонны, непонятно как еще держащихся на этом крутяке. Макс с Саней Н. и дядей Юрой взобрались наверх, при этом основательно расшевелив сыпуху. Наверху прицепив 42-метровую веревку, скинули ее вниз. Она еле достала до края этой жуткой сыпухи. Дашка, Оксанка и Саня В. поднимались уже по веревке. Это место еще опасно тем, что из-за узости кулуара не понятно, куда ныкаться от летящих сверху камушков. А когда ты еще по веревке ползешь, то простора для обходных маневров вообще нету. Вот Сане и прилетел почти в глаз камушек на полкилограмма. Хорошо, что не совсем в глаз, и хорошо, что вскользь. Однако кожу на щеке хорошо до мяса снял...

Почти все поднялись. Сидят на перевале, СВ дожидаютсяМного радостей нас поджидало! Особенно на последних метрах – там была сыпуха, а градус угла подъема резко увеличился. Макс, конечно, влез моментально, на то он и Макс. За ним дядя Юра, прошел аккуратно, словно рысь. Потом вроде шла я и рядом Санька, который Налькин. Все под ногами сыпалось и падало вниз, рядом распластался ледник, предоставляя шанс быстро и болезненно покончить с жизнью, переходом и инструкторами. Но тут спустился к нам свыше тот самый Макс забрал у меня рюкзак и показал легкий путь Спаситель!!! Вскоре вершина нам покорилась!!! А сколько здесь было сахан-дали! Пока я разводила сухой сок, сработанные руки бывалых ковбоев скинули лассо вниз всем подходившим к финишной прямой. Вскоре влез Санька Воробьев (блин, как же их называть, чтобы различать!). У него было здоровое кровавое пятно под глазом. Не трудно догадаться, что в этом ранении виноваты те самые смазливые камушки, мешающие спокойно жить всем туристам. Надо отметить, что каждый перевал, преодолетый нами, Санька, который Налькин, называл «официально прокаченным» и с довольным лицом втыкал в землю российский флаг. Тут наверху видно все!!! Прекрасные Араданские озера, скалы, ручьи!!! А когда смотришь на все это со сникерсом в зубах, жизнь становится вдвойне вкусней. Потом произошел небольшенький инцидент, грозивший лишению счастливой жизни инструктора.

А вот и СВ. По веревке лезет :)До конца веревки мне оставалось метров 30. То есть до вершины перевала – 70. Ширина кулуара метров пять. Найдя мертвое место между камушками, прислонился рюкзаком к стенке отдохнуть. А вид отсюда на северо-восток – обалдеть! Красное озеро – такое маленькое отсюда! А вдалеке – пики Ергак… Перевожу дыхание, любуюсь… И тут Макс, добрая душа, решил мне помочь. «Сергей Васильевич, я вам помогу сейчас!» - крикнул он и начал спускаться. Жара меня уже ну очень достала. И пить хотелось. Поэтому, решив, что моя гордость не сильно пострадает, если Макс последние метры мой рюкзак сам на перевал затащит, я согласился. Макс, держась за веревку, начал спускаться и, немного поскользнувшись, автоматически схватился за выступающий камушек диаметром так с полметра. А камушек проявил признаки жизни… Макс, тут же став непривычно серьезным, вцепился в него и хотел убить, то есть закрепить намертво на склоне, но камушек этого не хотел. «Сергей Васильевич, вы немного влево отодвиньтесь, я его спущу!» Я прижался к левой стенке кулуара. Только Макс руку от камня убрал, как тот покатился. Макс подтолкнул его влево от себя (то есть вправо от меня), но камень, набирая скорость, ударился в правую от меня стенку и полетел на меня… За первые 40 метров своей траектории он набрал довольно приличную скорость. Нет, вся жизнь перед глазами не пролетела… Я, как в замедленной съемке, видел катящийся прямо на меня камень, очень медленно (как казалось) прикинул его траекторию – точно на меня! Очень медленно оглядел склон, шагнул вверх, (на второй шаг времени не оставалось, а вниз шагать сразу не хотелось – там живые камушки и обрывчик) и буквально влип грудью в стенку, предоставив камню возможность поздороваться с рюкзаком, но не со мной. Каким-то чудом камень немного изменил траекторию, ударившись о выступающий на склоне булыжник, сместился чуть ниже, легко скользнув по рюкзаку и по штативу, висящему сзади рюкзака, пролетел мимо штатива, рюкзака и меня. Уф… Камень вызвал камнепад, который громыхал уже где-то ниже. Воздух вокруг моментально наполнился запахом «жженого» камня. Время вернулось к нормальной скорости. Пришел страх и вот тогда-то коленки ватными сделались и в холодный пот бросило. Наверное, все-таки от усталости, ага… Макс, все еще испуганный, спустился ко мне. Я отдал ему рюкзак, что-то пошутил, чтобы успокоить его, а скорее всего - себя. На штативе – царапины и одна ножка вылезла – это камушек фиксатор на ножке отщелкнул.. Но не поломал. Засунул ножку обратно, вернув ей положенный для переноски сложенный вид, защелкнул фиксатор. Работает. Держит. Ну и ладно.

Макс резво с моим рюкзаком по веревке взлетел на перевал. При этом из-под него буквально сыпался поток мелких камней. Переждал я камнепадик за перегибом спасительной стенки, взялся за «веревку надежды», и начал выбраться наверх. Так вот. Совет. При прохождении этого перевала (да и, наверное, почти всех перевалов 1Б в Арадане) наличие веревки 40-метровой обязательно! Причем нам просто повезло, что сыпушка на самом верху была немного мокрой. Как раз настолько мокрой, чтобы обеспечить максимальное трение. Если бы она подсохла или сильнее намокла, я думаю, что даже Макс не выбрался бы туда с рюкзаком… Поэтому – первый, сняв рюкзак перед сыпушкой, с бухтой веревки прет вверх, а затем, навесив перила, обеспечивает подъем все остальных и своего рюкзака. И еще. Посмотрел у других групп фотографии перевала 1 Сентября в июле. Ну и других перевалов Араданских 1Б в июле. Они все закрыты снегом и льдом! Поэтому безопасное прохождение перевалов 1Б возможно только в августе. И то с веревкой. Вот как. Иначе – еще не помешали бы кошки, и другое снаряжение.

Перевал 1 Сентября.  Вид на Араданские озера15-01. Поднялся на перевал. Высота 2035 м. Ух ты! Какой красивый вид! А жить-то как хочется! Внизу, слепя миллионами солнечных зайчиков, блестят Араданские озера. В щель кулуара, как в форточку, сифонит сквозняк со страшной силой. Назад, вниз, смотреть даже не хочется. Только сейчас там, внизу, затих шум камнепада, вызванным «моим» камушком. Саня официально прокачал перевал, воткнув в перевальную точку Российский флаг, и сейчас занимался сматыванием веревки в бухту. Наслаждаясь пейзажами, жуем сникерсы и запиваем их остатками воды. Вода!! Но ее тут же не стало… С Юркой немного прогулялись по гребню. Красиво до жути. Странные сооружения из камней на честном слове держатся, не понятно, как их таким ветром-сквозняком не сдувает? Вернулись к группе. Они обсуждают наш подъем на перевал.

Группа на перевале 1 Сентября- Сергей Васильевич мне кричит – «Оксанка! Подожди!» - рассказывает Оксанка остальным – А как я подожду?!! Все вокруг живое, все вокруг ползет!!! Там остановиться перед камнем пыталась, камушки мелкие поехали вниз вместе со мной, а за ними – тот огромный камень, который передо мной! Еле в сторону отпрыгнула!

Араданские озера с середины спускаВся команда собралась на вершине перевала перекусила, отдохнула, сфотографировалась пару раз и отправилась вниз. Судя по названию перевала, начало – это самое легкое. Сложное – впереди. Но Китай зовет, и команда сплоченных завоевателей ринулась вниз к озерам.

Араданское озеро.15-31. Начали спуск с перевала. Ага… Только сначала казалось, что спуск отсюда чрезвычайно легок. Неа… Крутая зеленка, в траве – много живых камушков. Нашли этакую каменную дорожку и по ней аккуратно, друг за другом, спускаемся… То и дело слышатся крики «Камень!». Спуск по жаре отнял последние силы.

Во время спуска все старались идти след в след, чтобы предотвратить нападение камней. Шли медленно, не торопясь никуда и наслаждаясь видами. Солнечный день постепенно терял свое царствование, на смену не торопясь брел вечер. Компания собралась внизу отдыхая и наблюдая за покачиваниями бирюзовых волн озера. Казалось, все самое трудное позади, но еще идти до стоянки.

Араданское озеро- Но как же здорово было на этих озерах-близнецах. Стоя на камне, пытаясь смотреть в глубь озера, начинаешь понимать, что даже небо может позавидовать этому цвету, этой красоте.

16-29. Спустились к Араданскому озеру (к тому, которое большое и круглое, к северному из двух). Высота 1733 м. Посидели, полюбовались на волны, отпились водичкой. Цвет у воды был изумительный. Глубина таинственно манила… Волны с шепотом ласкали камни курума, на котором мы отдыхали… Дашка в слух мечтала о том, как хорошо было бы здесь покупаться и понырять…

Озеро обходили слева, по восточному берегу. В 17-13 перешли перешеек между озерами и подошли к «Расколотому» камню. Отдохнули немного, пофотографировали и пошли дальше. Дашка почему-то даже к камушку подойти не захотела. Обошли озеро по правому (западному) берегу второе озеро, вышли на нашу прошлую стоянку, на возвышение, рядом с тем местом, где из озера вытекает ручей, превращаясь в водопад, каскадно падающий вниз в сторону долины речки Араданка. Дров нет. Деревьев тоже нет.

Продолжение пути было недолгим. Буквально через полчаса после обхода Араданского озера отряд был на месте. Дров здесь не было. Юные завоеватели явно вымотались.

Бросили рюкзаки на землю. И накатила расслабуха со страшной силой. Ее усиливал какой-то странно-теплый ветерок, нежно ласкавший наши разгоряченные переходом тела. Через некоторое время мы с Оксанкой все-таки заставили себя поставить палатку.

Я как сейчас помню, что ставить палатку мне абсолютно не хотелось и не мне одной - Дядя Юра тоже не хотел вставать. А так как в область моего обзора попадали немногие, могу сказать, что во время моего лежания я видела только Оксанку и дядю Васильевича, ставящих палатку. С огромным трудом я переборола врожденную защитную реакцию организма – лень и потащила дядю Юру на подмогу ставящим палатку. Вскоре она уже красовалась на берегу ручья.

Стоянка у Араданских озер. Долгожданный ужинПотом встал дядя Юра, пытался поднять Дашку – не получилось. Бросил в палатку каремат и снова лег. Дашка, которой, видно, надоело лежать, поднялась и пыталась затащить волоком дядю Юру в палатку. Не вышло. Только к палатке его подтащила. Через некоторое время в палатки девчонки навели уют. Парни, поставив палатку, пошли купаться на озеро. Через некоторое время, после наведения уюта в нашем домике, на озеро отправилась и Дашка.

Саня получил свою норму борща. Сейчас есть ее будет.Тут-то я и решила искупаться в озере Араданском. Стоило мне немного замешкаться, как вечер уже настал, и солнце не обещало согреть меня после холодной процедуры. Но делать нечего, купаться хотелось. Я отправилась в путь босиком. Санька, который Налькин (парни уже искупались) посоветовал мне одеть что-нибудь на ноги, так как там очень острые камни. Но я как всегда никого не послушалась. На дне и правда были одни осколки, стоящие перпендикулярно поверхности земли. Я доплыла до камня, находившегося далеко от берега озера, держа в зубах полотенце. Вода была ледяной. Потом немного поныряла и по возвращению назад к берегу содрала кожу со ступней. Обратный путь до стоянки лежал через засохший колючий, хрустящий под ногами мох. Так что ступней со снятой с них кожей я не чувствовала вообще. Придя на стоянку, в один момент переоделась и уснула.

Вкусный вечерний борщОчень теплый, по странному теплый вечер… Сегодня у нас борщ. На одну горелку газовую поставили котелок Юркин для чая, а на вторую – мою, которая с ветрозащитными лепестками – 10-литровый котел под суп. Юрка с Оксанкой чистили картошку. Дашка спала в палатке.

Пришли парни. Под тихое шипение горелок Юрка долго рассказывал всем истории из своей увлекательной жизни в Туве.

В это время отряд уже принялся за приготовление ужина. Достали хлеб, паштет, горелку и принялись варганить борщ. Заварили чай с сахан-далей.

- А потом разбудили меня и заставили есть!!! Хотя я абсолютно не хотела даже глаза открывать.

Супчик быстро закончилсяПриготовился супчик. Разбудили Дашку, открыли заныченный паштет, намазали его на остатки роскоши - хлеб (с завтрашнего дня – только сухари) и развели спирт на вечернюю дозу. Очень душевно прошел ужин, да. Десять литров борща с таким аперитивом на 7 человек ушли на ура.

А Юра поленился мелкие сухари себе засушить. Вот и мучился.Весь вечер дул какой-то странный, таинственный и очень теплый ветер. Звезд на небе не было, костра тоже не было. Но это ничуть не смутило команду. Все сидели на месте около воображаемого костра пели песни и мило беседовали. Заваривали чай с сахан-далей и, конечно, не думали о завтрашнем дне. Мир казался раем! Когда все начинали собираться спать, ветер усилился настолько, что начал гонять тарелки по земле. И все их бегали догоняли.

Вечером теплый ветер резко усилился. Железные тарелки почему-то приобрели способность летать. А нам пришлось их ловить и возвращать в стойла, а точнее – сложить в кучку и придавить камнями. Вот тогда-то ветер унес мой чехол из-под горелки. Вскоре ветер стал такой сильный, что сидеть стало не совсем комфортно и мы расползлись по домикам.
Завтра – длинный переход… Всем – спать! Что мы и сделали…

НАВЕРХ


День пятый

12082008 – номер на консервной банке
Араданские озера. Дневка.
Пройдено - 0 км.


Сгустились тучи и туман…
Ушел отставку солнца свет
Иллюзия и глаз обман
Живем без солнца много лет.

Всегда так было, так сейчас
Потомки света не видали
Тьма, мрак хоть выколи здесь глаз
К искусственному свету мы недолго привыкали.

Так, день за днем и год за годом
Мы словно зомби в тишине
Что ждет за этим нас порогом?
Прости, но это неизвестно мне.

Куклина Дарья (Арадан, август 2007)

 Видео пятого дня похода

Ночью проснулись от странного звука. Оказалось, «за окном» поистине ураганный ветер. Из-за шума толком не выспались до утра. Ага! Стоило расстраиваться, не выспались, видите ли! Утром ветер только усилился и начался дождь. Да какой! Тут уже всем стало понятно, что сегодня при таком раскладе никуда не идем. Да при такой погоде даже на шхельду выйти проблема!

Ну, так вот, когда я проснулась, палатку качало так, словно рядом хлопает лопастями вертолет. Через несколько часов я решила пойти умываться. Да…как же погоду назвать, чтоб природу не обидеть… Такой жутко холодный ветер, жутко мокрый дождь и жуткое желание вернуться в палатку! Через несколько минут я уже лежала «в обнимочку» со своей бутылочкой, она была теплой. Оксанка лежала рядом, уставившись в потолок, как я ее понимаю…

Стоянка у Араданских озер. Сильный ветер. Скоро снег. Холодает.Но голод - не тетка, пришлось одному из инструкторов идти за водой и греть ее на горелке.

Часов в одиннадцать подкрался голод. Я выскочил наружу, собрал тарелки, с вечера придавленные камушками, набрал котел воды и обратно в палатку! В тамбуре палатки на газу приготовили по-быстрому кипяток, позвали парней, и запарили Роллтон. Поели. Делать было не чего. Вот так весь день то спали, то лежали, глядя в потолок, то о чем-то разговаривали.

- Да… А я спала «в обнимочку» со своей бутылочкой. Это великая вещь! Сначала наливаешь в нее холодной воды, потом залезаешь в теплый спальник, и у тебя появляется возможность пить воду не выходя из палатки, а еще если нагреть ее до температуры тела, то в холодные времена она будет согревать тебе сердце и душу. В течение небольшого времени, небольшая часть твоей энергии переходит к этой бутылке, что очень удобно (если надо подзарядиться).

Выждав временное утихание ветра до малого ураганчика, сходил на шхельду. Мерзкий дождь мелкими острыми каплями, летящими практически горизонтально, режет кожу сквозь куртку. После шхельды понаблюдал (все равно уже промок, а к холоду я не как к жаре отношусь – холод я могу довольно спокойно переносить) за поведением палаток на таком ветру. Выбора для наблюдений, сами понимаете, практически не было – моя палатка "Глобус" фирмы Rock Pillars с Дашкой, Оксанкой и дядей Юрой внутри, и палатка Holliday от какого-то китайского производителя с Санями и Максом. Удачно выбрал погодку для сравнительного анализа ветроустойчивости двух палаток купольного типа, ага. Если моя палатка с ее 6-ю дугами даже при очень сильных порывах только сотрясалась и немного наклонялась от ветра, то палатка классической компоновки (две дуги крест накрест и дуга для тамбура), установленная со всеми положенными растяжками, придавленными камнями, при порывах ветра буквально ложилась на землю и на находящихся в ней людей. Было видно, что иногда парни руками пытались поддержать ее гнущиеся дуги изнутри, но почти безуспешно. Сильный ветер на этом месте моя палатка уже второй раз испытывает (см. 2004 год), но ветер ТАКОЙ силы выпал на ее долю впервые.

Дождь резко усилился, и проводить дальнейшие наблюдения стало ну совсем некузяво. Со всех ног бросился к палатке. Залажу внутрь – глядь, а Оксанка достала заныченные финики. Сюрприз, однако! Будим спящую Дашку. Не хочет просыпаться. Сильнее будим. Проснулась. Тут же финик получила. Поели фиников, делать снова нечего. Дашка каждого спрашивает, что ей еще поделать? Скучно же! Ну я ради шутки предложил – «Иди, посуду вымой! А то скоро ужин готовить». Сказал и забыл. Через минуты три Дашка куда-то вышла из палатки. Пять минут прошло, на улице дождь хреначит с ветром со страшной силой, а ее нет… Странно… Еще через пять минут появляется. Замерзшая, мокрая, в одной футболке. С чашками, кружками и котелком, полным воды. 

- Дашка, ты где была?! - спрашиваю.
- Как где? Посуду мыла! – отвечает. Мы в палатке тихо офигели…
- Дашка! Это же шутка была!
- Да ну и что! Все равно заняться чем-то нужно было!

День не примечался никакими особыми событиями. Но все же событий, на которые стоит обратить внимание было три:

1. Вдруг, где-то в середине дня, на нас напал снег. Оксанке предложили выйти на улицу и под всеобщее напевание песенки «Как прекрасен этот мир» станцевать что-нибудь эдакое. Все снималось на камеру.

Оксанка, Дашка и финики2. Я решила сходить помыть посуду, и даже сходила. Только я вышла на улицу, как волосы на руках встали перпендикулярно коже и покрылись мелкими капельками. Ветер, снег и град – это не моя стихия. А еще тут решила заночевать «тучка золотая», распластавшись по всей стоянке. Но свою миссию я выполнила успешно. Когда я шла к палатке, то услышала завывания парней – «По синему морю к зеленой земле, Плыву я на белом своем корабле…»

3. Оксанка вытащила финики, и все принялись за их пережевывание, правда, я спала. Но лишь только я оторвала голову от подушки, как мне немедленно засунули в рот сие экзотическое (для этих мест) лакомство. Тут то меня и запечатлел цифровой фотоаппарат. Правда, с первого взгляда, впечатление будто-то я после зимней спячки лапу сосу.

В пятом часу что-то ощутимо холодать стало. Ну ничего, щас согреемся. Поставили в тамбуре горелку, на нее – котелок. Все. С тамбура в палатку повеяло теплом. Сидим, дожидаемся, пока вода закипит, в карты играем, вдруг чувствуем – еще холоднее делается! Горелка горит, вода близка к закипанию, а что-то холодает в палатке! Откидываем вход из тамбура наружу – е-мое!!! Вместо привычного уже дождя на улице сильная метель! Снег валит большими хлопьями, которые ветром разносятся, на траве уже лед, который снегом покрывается! В кружках, две из которых Дашка предусмотрительно наполнила водой (для чая) – уже тонкий слой льда! Все окрестные еле видимые сквозь снежную пелену вершины уже в снегу! Однако! Какой контраст со вчерашней погодой!

Первый снег. С дождем и ветром. Оксанка. (стоп-кадр с видеофильма)Решили, что не стоит упускать такую возможность. Включил камеру. Оксанка, в шортах и майке выскочила из палатки и, под нестройные наши вопли, протанцевала под снегом, дождем и ветром несколько па… Затем с быстротой молнии залетела в палатку. Сказала, что еще бы выдержала, но ледяные капли и снег очень больно по глазам бьют.

Вода в котелке на стадии закипания чего-то остановилась. Поглядел – а огонек-то еле теплится! И это на новом баллоне! А сам баллон покрылся сантиметровым слоем льда. Пришлось греть баллон руками, пока вода не закипела. Вот такие они, китайские горелки и китайские газовые «дихлофосные» баллоны… С тоской вспоминаешь бензиновый примус «Шмель-4», который у нас прекрасно работал и при -40…

Стоянка у Араданских озер. Вечер. Снег остался только на горах.Снег прекратился часов в семь вечера… Снова сменился дождем, которые вкупе с ветром непрекращающимся смыл снежный покров, который вокруг палаток навалил.

Вечер после снега на Араданских озерахВечер был отмечен примечательным событием. Примерно в 22-15 ураганный ветер, трепавший палатку, вдруг утих. Причем не просто так утих, а резко, как будто вентилятор гигантский, работавший уже сутки, не просто выключили, но и резко остановили. Причем не только вентилятор выключили, но и поливальную установку, так как дождь тоже исчез. Это было так дико и неестественно, что мы, о чем-то говорившие, вдруг замолчали. И молчали минут пятнадцать. Тишина была необычайная! Ни дуновения… Только капли капают на траву со скатов палатки да с растяжек. Слышно было, как парни, тоже, судя по разговору, офигев от такого развития погодных событий, дружно выползли из своей палатки на шхельду. Мы все еще молчали, находясь в некоторой степени ошарашенности. И тут Юра сорвался. Он схватился за края палатки и с криком «НЕ ВЕРЮ!!! ГДЕ ВЕТЕР???!! А-А-А-А!!!» стал изнутри раскачивать ее… Тут нас прорвало на истерический какой-то смех… Только успокоились, просмеявшись, и снова кто-то большой включил оба рубильника. Резко, с протяжным ударом возобновился ветер и, тяжело ухнув на палатку ведром воды, полил дождь… От он как бывает.

Засыпали под привычное уже хлопанье тента палатки, завывание ветра в растяжках и дробный звук бьющих по тенту палатки капель… Да сколько спать-то можно???!!!

НАВЕРХ


День шестой

13082008 – номер на консервной банке
Стоянка у Араданских озер – перевал Снежный (1А) – приток реки Казыр-Суг – река Казыр-Суг – стоянка у ручья Водопадный.
Пройдено - 21 км.

Тихо ветер звенит по росе,
Развеваются кудри травы,
И в холодной крылатой мгле
Звезды шлют нам свои дары.

Где-то рядом журчит ручей,
Умываясь в блеске луны,
На земле места нет красивей,
Никому беды не нужны.

Наслаждайся же, ты, существо,
Наслаждайся секундой каждой.
Ты пойми, прелестей полно,
Ни одна не проходит дважды...

Куклина Дарья (Арадан, август 2007)

 Видео шестого дня похода

Погода продолжала поражать контрастами. Утром шума ветра не было. Палатка стояла ровно и не колыхалась… Наружу выходить было страшно – что там? А вдруг плохо все? и еще день сидеть? И вот тогда-то точно маршрут летит ко всем чертям…

Первым не выдержал Юра. Выскочил из палатки и пропал. Мы лежим, ждем. Парни, естественно, в такую рань (8-30) еще спят. Через минут пять умывшаяся Юрина физиономия появилась в палатке.
- Серега! не поверишь! Небо голубое! Вокруг такая красота!

Стоянка у Араданских озер. Бурлящий котел у нас под ногамиНу, если дядя Юра так оптимистически о погоде высказывается, то тогда все нормально! В подтверждении слов Юра откидывает полог палатки и смещается в сторону, чтобы нам лучше видно было утреннюю красоту. Офигеть! Вроде у Юры никогда шуток по поводу погоды плохой не замечал… За палаткой видимость была ну метров пять, не больше. Весь остальной пейзаж закрывала тяжелая пелена тумана.
- Юра?! Ну и где красота?! Где небо голубое?
Юра оглянулся назад и тоже был ошарашен видом:
- Да вот же, только что же было!!!

Тучки над Араданскими озерамиНачали выбираться из палатки. Огляделись. Юра был прав! Небо и вправду голубое, а та пелена – это не туман, это был кусок тучи, которая поднималась с расположенной далеко внизу долины Араданки. Примерно через каждые пять минут бурлящий котел с тучей, формировавшейся внизу в долине, вдруг поднимался, верхняя часть тучи отпочковывалась от долины, начинала резко заползать на нас, нехотя перелезала нашу стоянку и скапливалась над Араданскими озерами. После чего, сформировавшись там в довольно плотную тучку, ползла через перевал Осыпной куда-то на запад. И снова солнышко и голубое небо. И снова внизу «закипающий» облачно-туманный котел, верхняя часть которого метров на 50 была ниже нашей стоянки. Затем – снова «отпочкование», «переползание» и далее по описанным ранее событиям. Красота была необычайная. Эта замедленная небесная феерия поражала путников, которые с припухшими от долгого сна лицами наблюдали за этим природным действом. Правда, было жутко прохладно, я бы сказал даже – холодно. Я поставил камеру на штатив, чтобы записать эту красоту. А потом ускорить этак раз в 10-30. Поставил и пошел в чистое поле, а точнее – на курум возле озера, чтоб по спутниковому телефону домой позвонить.

Наша стоянка на фоне клубящихся тучВот тогда-то за этим телефоном стал замечать некоторые странности. Точнее, странную необъяснимую закономерность. Но систематизировать наблюдения и вывести закономерность мне удалось гораздо позже. Так вот. Вышел в чистое поле, развернул антенну, включил телефон, спутники ищу. Вот уже минут пять ищет, ни одного сигнала не находит… Странно. Небо чистое, телесный угол обзора довольно большой (я же почти в центре между двумя пиками встал), а сигналов нет… Попрыгал так с минут десять по камушкам, ища наивыгоднейшее положение телефона - толку нет. Выключил его и пошел на ручей. Побрился, зубки почистил, умылся. Включил телефон и сразу же - уровень связи максимум. Позвонил домой, вкратце обрисовал ситуацию нашу и наши планы, узнал, что дома у всех все нормально, что Андрюха пришел домой и заболел, и выключил телефон. Хоть и «халява» – телефон-то, но надо и совесть иметь. Ведь 24 руб/минута тариф.

Тучки над долиной АраданкиВернулся к лагерю. Выключил камеру. Разбудили парней. Солнышко уже выползло и освободило нашу стоянку от власти тени, хотя теплее не стало. Тучи продолжали поражать нас своими формами и динамизмом. Ежеминутно пейзаж вокруг полностью менялся.

Ничто так не радует глаз, как крепкий и здоровый сон! Санька, который Налькин, с увлечением рассказывал Сергею Васильевичу о том, как он вчера ходил на шхельду:

Скоро и каша сготовится...- Вы представляете, я бумагу туалетную раскручиваю, а она мокнет и разваливается, а я ее раскручиваю, раскручиваю, а ее ветром разматывает, разматывает! Ужас! Я такого стресса никогда прежде не испытывал!».

Дядя Юра ходил сам не свой, как будто что-то потерял, а найти не может. Оксанка валялась в палатке.

Холодное утро. В ожидании завтрака.Поставили гречневую кашу вариться. Из-за холода баллончик газовый снова замерзать начал, поэтому закипания воды ждали гораздо дольше, чем позавчера вечером, когда был такой ласковый и теплый ветер. Поглядел в долину – котла туманного уже в ней не было, зато теперь над долиной – красивые постоянно меняющиеся мелкие облачка. Красиво. Снова поставил камеру снимать.

Начинаем собирать рюкзаки.Пока готовилась каша, собирали палатки. Саня В. зашивал порванный, как он думал – об дерево, флаг. Потом, собравшись, начали мусор искать. Весь найденный в округе мусор собрали и, засунув в какую-то дырку из-под камня, подожгли. Почему-то он загорелся довольно большим пламенем. Поэтому решено было снять и не думающий закипать котелок для чая, который стоял и грелся на еле дышащей второй газовой горелке и переставить на «мусорный» костерок. Так и сделали. Через минут пять и мусор прогорел, и чай вскипел.

А Саня флаг зашиваетРядом с мнимым костром, разожгли настоящий, и все носили мусор окружающий, чтобы поддержать огонь. Совсем одичали за эти дни без костра. Через некоторое время гречка была готова. Кто около мнимого костра, кто около настоящего, принялись за ее потребление. Потом помыли посуду и начали собирать рюкзаки, которые были не очень-то разобраны. Сергей Васильевич  снова поставил камеру, чтобы облака снимались. А Санька Воробьев принялся за зашивание своего флага, искоса поглядывая на дядю Юру. Тут Дашка спросила у Сергея Васильевича, имея в виду поступок дяди Юры: «А разве Сашка еще не знает?» Оказалось, тот и, правда, ничего не знал. И с удивлением посмотрел на спросившею. А дядя Юра улыбнулся, как налоговый инспектор и принялся за собирание рюкзака. Вот так, покромсал флаг, а Сашка и ухом не моргнул. Как гласит верная русская пословица: «Хлопая ушами летать не научишься». Через некоторое время команда была готова к выходу. Все самое интересное еще впереди!

Только вышли со стоянки на Араданских озерах13-27. Настало время выхода. Только пошли, Оксанка в траве нашла пилочку маникюрную, одну штуку. Оказалась – Дашкина. Как и в прошлый раз, от стоянки двинулись в юго-юго-восточном направлении. Через пять минут подошли к полупересохшему озерцу – месту нашей стоянки в 2004 году. От него нашли едва заметную тропу вверх на небольшой перегиб. Как обычно, после подъема на перегиб, когда перевал Снежный оказывается в зоне прямой видимости, все вдруг поняли, что вокруг все-таки лето, и солнышко жарит не по-детски.

Поднялись на перегиб от  Араданских озерОстановились на микроперекур и стали раздеваться до рубашек и маек. Саня В. все время сзади идет – только час назад он узнал страшную правду о причине странных разрывов на его флаге СССР. Поэтому, зашив флаг, опасался следующих нападок от шедшего в авангарде дяди Юры. Тут заметили, что раз Саня В. сзади флаг несет, то мы как корабль, а государственный флаг у корабля сзади. То есть получается, что мы под советским флагом идем. Юра с этим был не согласен, да и Саня В. тоже. Он шел в середине группы, и нес, естественно, российский флаг.
- Я не знаю, под каким ВЫ идете флагом, – заявил Налькин – но я иду под российским.
- Ну, тогда это торпедоносец под советским флагом сзади за нами следует! – предложил я.
- Нет, это баржа! – поправил Юра.

Курум на траверзе по пути к перевалу СнежныйЗдесь, после подъема, тропа естественно терялась. А зачем она нужна? Склон-то вон какой широкий! Иди, где хочешь! Обычно мы траверсировали склон в направлении перевала Снежный с небольшим набором высоты. Однако сейчас Юра решил пойти по-другому. Немного поднявшись траверсом по склону, идем на восток, направлением чуть левее перевала. При этом, немного потеряв высоту, спустились к ручью, вытекающему из-под перевала. Перешли на другой берег (орографически - правый) и идем вверх по течению. Замечаем, что это путь, хоть и длиннее, но гораздо легче из-за отсутствия не совсем удобного траверса этого склона, покрытого курумом, закрытым травой. Ручей иногда переходит в микроводопадики, по берегам которых лежат нерастаявшие снежники. Тропы хоть и нет, но идти удобно – ровная мелкая зеленка на скальной основе.

Небольшое озерцо у подножия СнежногоВ 14-13 подошли к небольшому озерцу, из которого ручей, по которому сейчас шли, вытекал. Озеро мелкое, где-то по колено глубина. На дне – ил, на котором видны человеческие следы, идущие к перевалу. Отдохнули. Подумали, что и здесь можно палатки ставить. Может быть, и ветра здесь меньше будет.

По дороге встретилось какое-то небольшое озерцо, у которого отряд решил передохнуть. Рядом росли какие-то странные цветы, пушистые, а на дне озера виднелись чьи-то следы. Кто-то явно еще не научился ходить по воде.

Потом возобновив путь, команда принялась за преодолевание очередного перевала. В сравнении с предыдущим он был гораздо легче. Но тоже имел свою особенность. Курум, застеливший препятствие, был покрыт растительностью. Так что неловкий прыжок грозил вывихом конечности или переломом рюкзака. Но вскоре курум сменился на «зеленку» и идти стало гораздо легче.

Перевал Снежный.  Официально прокачан :)От озера пошли на северо-восток, к подножию перевала, туда, где уже два раза ходили. Идем вдоль ручья, впадающего в только что пройденное нами озеро. Отдохнув у подножия, поднимаемся на перевал. Перевальный взлет покрыт зеленкой, вокруг растут красивейшие цветочные клумбы. Юрка с Дашкой чуть ли не бегом, взявшись за руки, наверх залетели. И остальные, как реактивные, тоже умчались. Иду, наслаждаясь цветочками. А еще в верхней трети подъема растет красивый мох, который мягким низковорсным ковром покрывает весь склон. Уф… Вот и перевал.

Вид со Снежного на южную часть хребтаЧерез некоторое время команда опять решила передохнуть на камушке. Путь только начался! Ветер обдувал лица, небо перестало хмуриться и улыбнулось. Путь продолжился. Бедного, притомившегося дядю Юру, пришлось брать мне на буксир, правда, всю остальную дорогу наверх на перевал он вез на буксире меня!

Перевал Снежный. Начинаем спуск.14-37. Поднялись на перевал Снежный. Высота 1899 м. Отдыхаем. Видами любуемся. Решили сникерсы здесь не кушать, а произвести это действие чуть ниже, в зоне леса. Дашка, не снимая рюкзака, куда-то на хребет вылезла и фотоаппаратом злоупотребляет. А виды отсюда на самом деле фантастически красивые… Погодка «радывает», по небу легкие облака пасутся туда-сюда, над перевалом птички с бабочками порхают… Возле перевального тура оживление – Оксанка с Юрой записку сочиняют, Саня Налькин прокачал перевал, воткнув в тур флаг, и разравнивает его на ветру, чтобы у меня на камере все красиво было. При этом парни с флагом напоминали тупых америкосов из хорошего клипа «Amerika» группы Rammstein, которые там по инструкции флаг собирают, типа на Луне.

Долина ручья под перевалом Снежный.14-43. Начали спуск с перевала в юго-юго-восточном направлении. Я еще камеру со штатива не убрал, а они пошли. Юра проходит мимо камеры и вдруг говорит в нее:
- Мама, привет! С перевала Снежный! Кормят нас плохо! Вчера вообще не кормили! Вчера был дождь и снег! Лежали полтора суток без движения, не выходя из палатки! Это была пытка сном! Мама, забери меня отсюда!

Перед крутым спуском. Юра сникерсует.Сказал и пошел. И все пошли. Ну и я за ними.

Спустились с перевала, довольно бодро прошагали по ручью к зоне леса, там, где крутой спуск в ущелье начинается.

Спускались они вниз по ручью припеваючи. Некоторые товарищи умудрились пару раз брякнуться, благо не в ручей.

Оксанка и черникаК крутому спуску подошли в 15-12. Тут решили хорошо отдохнуть, сникерснуть, да и ягодки поесть, которой здесь много в виде зарослей черники. Саня В. пошел на ручей, взял флаг свой с собой, опасаясь, как бы чего не вышло. Все уже смеются, но он продолжает флаг оберегать, хотя дядя Юра его успокаивает, утверждая, что он не фанатик. Ползаем по склону, кушаем ягодку. Саня Н. на камеру рассказывал:

Ягодка и СВ- Здесь все растет! Грибы, ягоды. Вот сникерс растет. – При этом Саня из травы вытащил надкусанный полуочищенный от обертки сникерс.
- Ты че же, Саня, - указывая на обертку, возмутился я, - Ты зачем его с грибницей-то вырвал?! Он же теперь не вырастет!
- А тут их еще много – ответил он, отрясая свежесорванный продукт ото мха и грибницы-обертки.
- Так его уже кто-то ел!
- Да это белочки, наверное! – Саня его уже жевал за обе щеки.

Макс ягодку кушаетОксанка, Дашка и Юра потерялись где-то в зарослях березки, ползая по ягодным плантациям. Потом Дашка мне язык показала, когда я ее просил что-нибудь на камеру сказать…

Черника. Вкусная.Устроили перерыв, ставший настоящим пиром. Кто-то жувал сникерсы, предварительно собирая их прямо с грибницей. Кто-то поедал голубику, умудряясь при этом отвечать на какие-то вопросы «Говорящей камере». Ну, а некоторые умудрялись делать и то и другое.

Через минут десять начали спуск. Однако… По сравнению с 2005, а тем более с 2004 годом здесь просто отличная тропа!

Крутой спуск к притоку.Наконец, наслаждаясь музыкой природы, они вступили в настоящую тайгу, где каждая былинка пропитана фантастической сказочностью. Группа попала на территорию зверей, на территорию лешего, на территорию не подвластную человеку.

А слева течет ручей-водопад.Первая треть крутого спуска более-менее пологая, тропа идет по зеленке, крутизна – от 30 до 40 градусов. Довольно скользко, идем рядом друг с другом в последовательности – Юра, Дашка, Макс, Саня В., Саня Н., Оксанка и я. 15-50. На второй трети спуск сталь очень крутым, тропа все время куда-то вниз исчезает, в лесу душно… Смотрю на GPS-ку, когда же придем до речки-притока? А никогда. Она почему-то в этом месте каждый поход спутники теряет. Тропа все время идет по правому берегу ручья, который в этом месте больше водопад напоминает, чем ручей. Кое-где приходится спускаться, держась руками за кусты, чтобы вниз не укатиться далеко и навсегда. Кое-где тропа завалена валежником, и через него, а, точнее, сквозь него приходится буквально продираться. Юрка с Дашкой завели какой-то философский разговор. Хотелось бы поучаствовать в нем, но иду последним, и до нас с Оксанкой доносятся лишь отголоски их жарких споров. Ну и ладно. Дашка еще как-то умудряется, не отвлекаясь от разговора, злоупотреблять моим фотоаппаратом таким образом, что все в кадр попадали.

Крутой спуск к притоку Казыр-Суга.Путь через тайгу предстоял долгий. Именно поэтому я решила раскрутить дядю Юра на монолог о чакрах. Было довольно интересно его слушать, кое-что переспрашивать.

Кислица. Рясная. Вкусная..16-14. Наконец спуск выполаживается и выходим к ручью. Нападаем на рясный куст кислицы. Только мы руки протянули к этой красной, сочной, кисло-сладкой ягоде, как Юра запретил нам лезть к кусту. Ждали несколько минут, которые вечностью показались, пока он куст сфотографирует. Потом налетели на него, как саранча. Кое-что набрали с собой. Долго его оббирать не пришлось. Через минут пять с ягодкой было покончено полностью.

Дегустация кислицы проходит успешно.Но тут мы напали на куст кислицы, бедняга была собрана в бутылку запасливым дядей Юрой, остальная пошла на укрощение аппетита других хомячков. Да, кстати, тут у меня в руках уже был фотоаппарат и я не успевала им злоупотреблять. Внимание, сейчас вылечу птичку!

Вышли на приток. Идем по течению к Казыр-СугуЗатем двинулись к притоку. Но, вместо того, чтобы перейти его, как два первых раза (похода), Юра вдруг обнаружил какое-то подобии тропы на правом берегу и, утверждая почему-то, что всегда так ходили, двинул вниз. Спорить с ним не хотелось. Хочет по валежинам идти? Пусть идет. Правда, при этом мы тоже за ним идем. Ну и ладно… Скорее всего, это какая-то группа до нас в этом году неправильно выбрала путь и от нее след остался. Но, слава богу, что через некоторое время и это подобие тропы исчезло.

Переходим на левый берег притока.Юра еще из упрямства метров сто нас протащил по завалам, проходимость которых падала с ужасающей быстротой, и принял решение перейти на левый берег. Тропы тут тоже не было, но идти по этому берегу гораздо лучше. А правый берег становился чем ниже, тем страшнее и непроходимее. Идем. Иногда тропа находится, причем очень отчетливо видимая. Как резко находится, так резко и теряется.

Приток Казыр-суга. ОтдыхНо нужно заметить, что чем ближе мы спускались и подходили к Казыр-Сугу, тем большую часть пути шли по тропе. А какая здесь тайга красивая! Глубокий мох, кедры, увешанные длинными лишайниками, и сквозь ветки светит солнышко. Сказка. И причем тайга здесь из доброй и светлой сказки, а ни из жуткой и мрачной, как тайга в Ергаках у Крестов. Или, может быть, нам на Крестах с погодой все разы (2003, 2004, 2006) не везло?

СВ упал. фото Сани В.Мы все шли и шли через ручьи и ручейки, вверх и вниз, мимо кустов смородины (не упуская момента «стыбрить» ягодку), мимо могучих кедров, сквозь чащу лесную. И все это время я злоупотребляла фотоаппаратом. Потом еще дядя Васильевич умудрился перелопатиться через кедр. И никто не упустил возможности его запечатлеть на память.

СВ упал-2. фото ДашкиЗа полкилометра до Казыр-Суга со мной мелкий казус произошел. Идем уже почти на автомате, любуемся природой, иногда ягодку на ходу едим. Переходим через очередную валежину. Впереди меня идет Дашка, позади – Оксанка и Саня В. Автоматически переношу ногу через замшелое бревно, почему-то при этом обе палочки мои трекинговые остаются позади, и не замечаю петлеобразного корня, в который попадает носок ботинка. А центр тяжести уже перенес вперед. Чувствую – лечу. Вот так плашмя, на манер забора и упал в мох носом! Даже руки не успел вперед выставить! Лежу, мох изо рта выплевываю и думаю – поломал камеру, которая у меня на груди висит, или нет? И, блин, смеюсь, аж сил нет! И хоть бы кто помог! Все стоят вокруг и тоже ржут! Причем и Дашка, и Саня В. своими фотоаппаратами злоупотребляют в мою сторону. Потом подошел Саня Н. и руку подал. Поднялся я, камеру проверил – работает. Мох просто был очень мягкий, как в перину упал.

У слияния притока с Казыр-Сугом17-38. Вышли к Казыр-Сугу. Отсюда теперь только вверх по течению, к истоку этой реки. Тропа здесь хорошая, теряется только в некоторых местах, где наблюдается заболоченность. Идет постоянно по правому (орографически) берегу Казыр-Суга. Уклон тропы вверх почти не заметен. Жарко. Душно. Но идем хорошо, на полном автомате. Топ, топ… Топ, топ… Через каждые минут двадцать останавливаемся, отдыхаем по пять минут. Успеваю кое-что снять на камеру – уставшие, но довольные лица, способные еще волне осознанно и остроумно пошутить, предзакатную сказочно-красивую тайгу.

Саня В.Места, где тропа теряется, проходим, не отвлекаясь на поиски. Просто знаем, куда идти. Ломимся сквозь кусты, болотца и вдруг оп! тропа вновь нашлась! Тут со мной второй казус произошел, правда, не такой безоблачно-смешной.

Когда тропа очередной раз потерялась, я уже шла впереди всех и только успевала «вылетячивать птичек», часть группы свернула направо, там-то Василич и споткнулся второй раз. Осознав, что сие место несчастливое, они решили догнать остальных.

Идем по Казыр-Сугу. Саня Н. и Оксанка.После очередного болотца потеряли тропу. И мнения, где она найдется, в каком направлении, у нас разделились. Я почему-то посчитал, что надо идти правее, ближе к реке, а Дашка с Юрой – что надо брать левее. Левее – там полянка с высокой травой заболоченная, а правее – вроде бы сухая тайга, кажется, даже видны зачатки продолжения тропы. Ну и пошел туда. За мной пошли Оксанка и Саньки. Макс увязался за Дашкой и дядей Юрой. Быстро нашли мы тропу, идем, собрались уже остальных сюда звать, вдруг – оп! тропа исчезла. А дальше – вообще бесперспективняк! Смотрим, а те трое вдруг что-то быстро по полянке травяной пошли! Значит – тропу обнаружили!

Очередной отдыхПоворачиваем мы налево, в зарослях травы наткнулся на валежину суковатую. Поленился, видите ли, першагнуть! Наступил на покрытый мхом ствол левой ногой, переступаю. И в то момент, когда вся тяжесть была на левой ноге, мох предательски поехал… Тут даже и палочки не помогли… В общем, грохнулся на сучки, торчащие из ствола, со всей дури бедром левой ноги! Е-мое! Анестезия полная, ноги не чувствую, ощущение такое, что два сучка мне прямо в кость впились – пошевелится не могу! Упал головою вниз с бревна, ноги вверху на бревне остались. Тут уж не до смеха, блин.. Саня Н. рывком поднял меня. Уф… Стоять, кажется могу. Перелома, кажется, нет. Анестезия-онемение проходит, уступая место боли. Приспускаю штанину (кстати, не порвалась!) – вижу на бедре офигительных размеров быстро синеющий кровоподтек. Ну надо же, блин, так! Какого хрена! – ругаю себя мысленно – Ну как там можно об осторожности-то позабыть?! Элементарные правила безопасности соблюдать кто будет?! Пушкин?!! Хромая, догоняем Юру, Дашку и Макса.

Привал. До стоянки - 2 км.На перовой же нормальной полянке снова присели отдохнуть. Я понимаю, все могли бы дальше идти, но вот мне что-то не идется… Ногу волочить приходится. Сидим, едим ягодку. Отмахиваемся от редких комаров. Кстати, надо заметить, что этот поход был примечателен почти полным отсутствием оных. Как и не было других насекомых – оводов и паутов. Снимая окружающие меня лица, пытаюсь разговорить их на небольшие, хотя бы в пару слов, комментарии. Ну, тут дядю Юру, который за обе щеки уплетал жимолость, снова прорвало:
- Мама! Смотри, что приходиться есть! Не кормят меня! На подножном корму вынужден питаться! Вот... Никто тут меня не жалеет, не любит… Никто мой рюкзак не несет… Хотя обещала! (Это накануне похода Оксанка в шутку ему такое обещала)

Верховья Казыр-Суга.  До стоянки - 1,5 км.После этих Юриных слов Оксанка сделала вид, будто чего-то не понимает, и сказанное Юрой к ней совсем не относится.
Юра продолжал:
- Да, обещала! Говорила: «Дядя Юра, если ты пойдешь, то я понесу твой рюкзак, и тебя заодно!».
- Это кто такое сказал? – возмутились Сани.
- И я сдуру согласился, – продолжал Юра. - Я очередной раз поверил девушке!
- Какой девушке? – не унимались Сани, желая знать, кто же из двух наших девчонок так развел Юру.
- Даше, что ли? – предложил Саня В.
- Ага!!! – отозвалась Дашка, снимавшая нас фотоаппаратом где-то из-за куста жимолости – Даша че, дура, такое обещать!
- Вот так вот незатейливо ответила Дашка! – под общий хохот прокомментировал Саня Н.
- И я больше не пойду в горы... - Продолжал Юра - с таким большим рюкзаком! Возьму маленький рюкзак и буду с ним ходить!

Идем вперед со страшной скоростью...Отдохнув, двинулись в путь. Дашка пошла первой, за ней – Юра, потом я, потом Оксанка и парни. Да чего-то скорость Дашка взяла ну очень высокую. У меня аж автопилот включился и нога анестезировалась. А Дашка еще успевает на нас с Юрой (да и на остальных тоже, но реже) фотоаппаратом злоупотреблять. Вот в таком режиме быстрой скачки, когда указатель мгновенной скорости на GPS-ке колебался от 4 до 6 км/ч (и это по далеко не ровной тропе!), в 19-19 пришли на стоянку.

Финишная "прямая". До стоянки - 500 м.В 2007 году они прошли сквозь чащобу и вылезли наконец-таки к своей стоянке, которая находилась на грани между тайгой и относительно не тайгой.

- Эта стоянка мне понравилась больше всех предыдущих. Красотища! Все-таки лес – это мое родное, а тут еще и река красивая рядом, мечта, а не стоянка!!! Два здоровенных кедра вымахали рядом! Ой, ну обалдеть. После этого перехода я ни капли не устала, поэтому полезла на кедр за дровами. Кедр был высокий – простор для творчества! Вдруг вякнул Санька, который Налькин, потом еще раз. Блин, да не стой ты где попало, попадет еще раз!!! На заре человечества, когда обезьяна взяла в руки палку, остальные обезьяны начали трудиться. Вскоре костер горел, палатки стояли, а мы варили ужин под тентом.

Только что пришли на стоянкуВода, как всегда – в 50 метрах в Казыр-Суге, дрова есть. Поставили на классических местах палатки, приготовили классически-традиционный для такого перехода и для этого места борщ с киселем. При разливании супа оказалось, что у Саня Н. пропала ложка. Его любимая позолоченная ложка! Ну что делать… Ничем помочь не можем. Хоть и я, и Юра всегда в походы по две ложки брали, но в этот раз почему-то взяли по одной. Но Саня не унывал, а решил, что пока воспользуется чьей-нибудь, а потом выстрогает из кедра новую, да не одну. Оксанка свою алюминиевую ложку поломала, но тут-то все просто – две половинки были в наличии, и она просто их соединила, смотав изолентой.

После сытного ужина сидели у костра, болтали обо всем… Надо было заметить (еще раньше надо было, ага), что Саня Налькин в этом походе был источником еще одной темы разговоров – про армию. Просто он перед походом как раз с военных сборов приехал (у них в ВУЗе военная кафедра). Поэтому всяких приколов от него за весь поход сыпалось раза в два больше, чем обычно.

Стоянка у Водопадного. Вечер.Когда наступил вечер, и только часть группы осталась у костра, послышался протяжный обвал камней, но никто не знал что это и откуда падает. Санька, который Налькин в это время делал себе новую ложку. Другой Санька рассказывал различные истории из жизни студента, Макс слушал его и вносил некоторые коррективы. Вдруг Сашка неловким движение обрубил половину своей ложки. Нисколько не расстроившись, он пошел делать новую заготовку, его примеру последовал и Макс. Теперь уже двое сидели с ножами и чурками.
- Да, ты же бесполезным делом занимаешься, Макс. Вот у меня нет ложки, я себе ее и строгаю, а у тебя есть, зачем ты делаешь еще одну? - говорил Налькин,
- А вот когда у тебя опять сломается ложка, я тебе свою отдам - ответил Макс, и Санька одобрительно кивнул головой.

Вот так сидели, разговаривали, любовались закатом, а затем и звездами. Правда, звездами полюбоваться не совсем получилось – небо заволокли тучи, и где-то в полночь посыпал редкий дождик.

Обвал послышался вновь. Стало жутковато, и все разбрелись спать. Спать легли в полпервого ночи.
Ночь пролетела незаметно!

НАВЕРХ


День седьмой

14082008 – номер на консервной банке
Стоянка у ручья Водопадный. Дневка.
Пройдено - 0 км.

У высокой травы и огромного кедра
Рос маленький, тонкий цветок
Вскормили его земли-матушки недра,
А солнце тепла подарило кусок

Он рос одиноко, без цели и смысла,
Но вдруг, задрожал от любви стебелек
Влюбился он в «брошку», что в небе повисла
Хотел дотянуться к ней, глупый цветок

Хоть кедр убивал его тенью жестоко,
Хоть травы изрезали лист до крови,
Он рос высоко и смотрел так далеко,
Красив стал, как юные блики зори

Любовь породила в нем счастья блаженство
Хоть и безответной любовь та была
Она породила росток совершенства,
И жизнь для цветка в счастье замерла...

Куклина Дарья (Арадан, август 2007)

Начну сразу с того, что большинство из участников похода, как выяснилось уже осенью и зимой, этого дня не помнят! Вот оно как бывает. С этого дня у нас нет ни фото, ни видеодокументов, что странно. Не снимали почему-то ни на фотоаппараты (на три штуки!), ни на камеру. Я же его, этот день, не помнил сразу, как обратно с Арадана ехали. Почему-то тупо был уверен, что мы на Водопадном ночь простояли и на следующее утро дальше пошли. Почему так получилось, ума не приложу. Причем события, которые в этот день все же происходили и помнились, памятью почему-то относились либо ко дню раньше (только что вами прочитанному), либо ко дню позже (скоро прочитаете!). Причем ни капли спиртного мы не пили! И грибочков галлюциногенных не ели! И не курили ничего! Правда, никто из нас вообще не курит, но это к слову. И только когда Дашка мне принесла свой отчет по Арадану (который вы параллельно с моим читаете, ага), действительность дала трещину. Трещина была зияющее глубокой и уходила куда-то в ледяную черную бездну. Дашка в отчете утверждала, что этот день был! И описывала события этого дня, которые произошли, как мы думали, в другие дни. Я долго поверить в это не мог. Мы даже с ней немного поспорили по этому поводу. А когда через месяц я все же сподобился монтировать фильм о походе, первым делом глянул на тайм-код дня, когда мы пришли на водопадный, и дня, когда мы отсюда ушли, и обалдел… Пришли 13-ого, ушли – 15-ого. Значит, дневка была!!! Пришлось прощения у Дашки просить. Что же с памятью стало, граждане? А? Причем такое не только у меня, но я уже про это, кажется, говорил… Или нет? Ну-ка, перечитаю, что я недавно, минуту назад писал… Ага! Говорил.. Вернее писал… Что не только у меня такое.. Вот.. Я же помню!

Но так как я этот день все-таки не помню, все остальное про него Дашка расскажет:

Позволив солнцу встать раньше меня, я отправилась на разведку. Утро было дивным, того и гляди стошнит стихами.

Кедры как всегда певуче откликались на дуновение ветра, река несла вдаль свои холодные воды, а солнце смотрело на все это сверху и молвило: «Мм…да. Суета сует – великая суета». Когда солнце приблизилось к зениту, составные части группы принялись за выползание из палаток. На улице было противно холодно и мокро. Но, есть хотелось всем. Поэтому Дашку отправили за дровами, вернее, она сама туда отправилась. Пока она скидывала трофей вниз Сергей Васильевич ждал момента, когда она упадет и поэтому ходил под кедром уворачиваясь от летящих на него веток. Внезапно, одна здоровая ветка, брошенная «ловкой» Дарьей шарахнулась на палатку. Оттуда послышались недовольные возгласы дяди Юры. Подкралась зловещая тишина… Ветки продолжали падать вниз, что уже раздражало Сергея Васильевича: «Даша спускайся, будем палатку чинить». Тишина… «А что с ней?» Пауза… «Порвалась» Пауза… «Это из-за меня что ли?». «Да» Пауза… «Сильно?»… «Да». Но она не спешила спускаться. Лишь когда ее крикнули еще раз, «ее величество» соблаговолило спуститься. Палатка и впрямь была порвана, а Сергей Васильевич был подавлен. Что при этом чувствовала Дашка, не известно никому. Но пока варился борщ, пока кипятился чай, палатка была налажена. Ничего сверхстрашного не случилось (почти).

Оставшееся время каждый коротал по-своему. Оксанка валялась в палатке и сидела у костра, Санька, который Налькин, продолжал мастерить себе ложку. Причем уже третью. Ту, что он начал прошлым вечером была отвергнута, так как не подходила для Санькиного рта и имела неэстетичный вид. Дядя Юра тоже валялся в палатке, лишь изредка посещая общество. Еще два парня Макс и Санька проводили основную часть бытия в палатке. Сергей Васильевич постоянно сидел у костра, выпивая то чай, то кофе, то кисель, то еще что-нибудь. Дашка тоже сидела у костра, иногда уходя в лес, чтобы записать что-нибудь из пришедшего на ум. Общество ей всегда мешало. Почему эта группа решила сегодня остаться на дневку, осталось не ясным. Халтурят, и даже не задумываются, что могут прийти в Китай, а в угольных шахтах уже и рубина то не останется.

Прошел светлый день, наступил вечер, не предвещавший ничего нового. Вечером опять слышался протяжный гул камнепада. Санька рассказывал всем присутствующим о своих нелегких учебных годах. Сергей Васильевич с удовольствием вставлял кусочки историй из своей длинной жизни. Так протянулся еще один вечер и вслед за ним ночь.

НАВЕРХ


День восьмой

15082008 – номер на консервной банке
Стоянка у ручья Водопадный – перевал Авиаторов – река Озерная – стоянка на Озерной.
Пройдено - 13 км.

Как быстро пролетают дни,
Как будто не было их вовсе.
Теперь зови их не зови - 
Забудут про тебя и бросят.

Смириться с этим невозможно!
Хоть и былого не вернуть.
Прожить их тихо, осторожно,
Как рыбку в речке, не спугнуть.

Прощай денек, прощай другой,
Я о тебе не пожалею.
Мне хорошо было с тобой,
Но вдаль теперь смотреть умею...

Куклина Дарья (Арадан, август 2007)

 Видео восьмого дня похода

Утро. Просыпаемся. Осознаем, что сегодня мы во что б это ни стало должны покинуть эту красивую гостеприимную стоянку. Все потому, что дней у нас в запасе практически не осталось…

Верховья Казыр-Суга. Вдали - пик Мартьянова и перевал Авиаторов- Чувство с утра, как будто колдуна на фиг послала! Все началось с мокрых от росы кроссовок. Потом я еще чуть мыло в речке не утопила, потом потеряла салфетки, в общем, улет! Но утро было нормальным, как говорит дядя Женя: «Идти будет не жарко». Хотя сей довод может опровергнуть матушка-природа, а судя по началу моего дня так оно и будет.

Стоянка у Водопадного.  Солнечное утро10-07. Палатки все еще в тени стоят (вот чем хороша эта стоянка у Водопадного!), а долина Казыр-Суга уже вовсю освещена солнышком. Через пик Мартьянова ползут легкие облака, на которые я тут же камеру «натравил». Красивое здесь место, очень красивое! Вокруг водопады - из озера Изумрудная Гитра, из-под перевала авиаторов и красивейший водопадик, и еще водопадик, падающий отвесно откуда-то сверху, с висячей долины у перевала Неожиданный. Речка тихо бежит, в ней отражаются пики окрестные и облака. И тишина… Пока снимались тучки, хотел домой позвонить. Сходил за телефоном – в лагере парни еще спят, а девчонки уже давно проснулись, Дашка, кажется, раньше нас с Юрой встала и куда-то исчезла. Возвращаюсь к камере стоящей у ручья. Включаю телефон… Е-мое, снова никаких спутников не видит! Побродил с ним немного по долине, пошарил антенной по небу – фик-то там! Ну и выключил его. Подхожу к ручью, выключаю камеру (тучки все равно куда-то с пика Мартьянова исчезли), а тут Юра зубы полощет. Камеру увидел и снова жалуется:
- Мама! Забери меня отсюда!!! Приходится зубной пастой питаться! Не кормят тут меня ни хрена!

Сборы в дорогуПо примеру Юры тоже привел себя в порядок – побрился, зубки почистил, ну и умылся заодно. Подобрал с земли телефон, взял камеру и пошел было к лагерю, но остановился. Да, думаю, еще раз попробую позвонить! Включаю телефон – опа! Связь – максимум! Ничего не понял… (А на самом-то деле уже давно нужно было понять, свести воедино полностью повторяющиеся события). Позвонил домой, отчитался, сказал, куда идем, узнал о погоде. Там, внизу, дома – идут дожди. А у нас тут – довольно неплохая погодка!

Сбры продолжаются.Солнышко постепенно выползало из-за кедров и начало прогревать нашу стоянку. Откуда-то пришла Дашка с тетрадкой, в которую она свои стихи записывала. Выколупнулись из палатки и парни. Стали готовить еду.

Через некоторое время, жизнь на стоянке приобрела привычное копошение и шевеление. Ничего нового, но все принимает обыденный ход событий – и это замечательно! Сначала завтрак, потом сбор рюкзаков.

Саня Н., его трусы и Дашка.11-59. Что-то сборы у нас затянулись… Полдень, а мы только начали рюкзаки собирать… Саня Н. взял камеру и пристает с ней к Юре, собирающему рюкзак, ну и ко всем остальным. Затем камеру взял Макс. И приставать стал к Налькину с вопросами о том, на какой перевал лишний он умудрился забраться в 2004 году, и как его вообще на это угораздило.

В течение последнего совершалась масса интересных событий. Например, были сожжены на костре максовы кроссовки. Макс с ними мило распрощался. Санька чуть было не заставил Дашку сушить его трусы (ужас!!!). А так в принципе ничего больше.

Потихоньку собираемся, песенки поем… Макс свои кроссовки сжег на костре, Саня Н. производил почти безуспешные попытки заставить Дашку посушить у прогорающего костра его трусы. Она почему-то активно этого не желала. Окончилось тем, что Дашка, взяв в руки Юрину ложку, подвесила на нее трусы Санькины и минуту подержала их над огнем.

Идем вверх по ручью12-53. Наконец-то, закончив сборы, сподобились выйти. Как сказал при этом на камеру Юра: «Мама!!! Я пошел домой!» Идем по еле заметной тропе в направлении к ручью Водопадному, то есть к Изумрудной Гитаре. У второй стоянки, под висячей долиной, на которой Гитара находится, остановились. И вот тут-то Юра чего-то опять захотел пойти не туда. Все дело в том, что тропа, хоть и почти незаметная, идет вдоль южного склона к перевалу Авиаторов. Именной по ней мы шли в 2004 году, именной по ней в начале мы шли в 2005, даже при этом прошли лишние 200 метров в сторону Авиаторов, прежде чем догадались развернуться, вернуться и завернуть наверх к Изумрудной Гитаре. Однако Юра решил, что, наверное, всем будет полезно пройти прямо по ручью, который вытекает из-под Авиаторов. Собственно этот ручей и есть Казыр-Суг, только самые-самые его верховья.

Тропы нет в принципе. Идем вверх.Как все собрались, так все и тронулись. Дядя Юра – ведущий предводитель – завел всю группу непонятно в какие дебри, не смотря на то, что тропа была всего в нескольких метрах выше. Но все же они преодолели.

Несколько раз ручей с берега на берег переходилиНу и поперли мы по жаре прямо по ручью против его течения. А в этом месте русло ручья раздваивается и растраивается. Вот идем, методично переходя от одного русла ко второму, от второго к третьему. А между руслами – густой ольшаник с очень пересеченной местностью, вдобавок везде валяются кедры довольно внушительных размеров, и все это заросло различными кустарниками – от жимолости до крапивы какой-то. Пыхтя, ломимся через все «это». В начале пути уклона вверх почти нет. Ага, уклона нет, но физические затраты неоправданно высокие. Зато идти интересно. Скорость - несколько сотен метров в час.

Верхняя часть большого водопада13-30. Пройдя с полкилометра, крутизна склона усиливается, русло становится единым, и ручей делается классически-горным. Вот только берега у него ну совсем для хождения не приспособлены. Идем практически по ручью, по околобереговым, выступающим из воды камням. Идти тяжело – жарко, камни скользкие, да еще то и дело приходится еще забираться в кусты, отходя от ручья на метр-два, чтобы обойти очередной «сложнячок». Через некоторое время нам это надоело и группа стала роптать… Свои попытки убедить Юру, что тропа была левее, я уже километр назад забросил, но сейчас он обещал нам, что еще чуть-чуть, и мы начнем смещаться налево, к куруму, по которому в 2004 году поднимались. Однако все идем и идем вверх по ручью. Мы с Саней Н. этого не выдержали, и, предупредив остальных, свернули на правый (орографически) берег, выбрались на него, и поперли вперед-налево-вверх (относительно нашего движения по ручью) по крутому склону, напрочь заросшему ольшаником. Подъем напоминал подъем по ольшанику в Ергаках на перевал Спасателей-2 со стороны водопадов. Только еще тяжелее, так как трава гуще и выше. И «пересеченность» местности гораздо ощутимее. И впереди – никакого просвета.

Вышли к верхней границе ольшаника. Еще чуть вверх - и траверз.Через некоторое время поднялись на более-менее открытое пространство в ольшанике и остановились передохнуть. Наших не слыхать и не видать. Вокруг все заполнил шум большого водопада, которого мы еще не видим. Через некоторое время до нас донесся вопль-вопрос Юрки. Он интересовался, куда это нас занесло. Мы крикнули в ответ. Минут через пять все оставшиеся с Юрой члены группы подтянулись к нам. Да и Юра заодно. Постояли, отдохнули. Склон был такой крутой, что даже присесть было очень проблематично. Юра высказал предположение, что мы по тропе идем. Ага, тропа. Это после нас с Саней она как тропа выглядит, а когда мы по ней шли, то это был простой след от медведя.

Высоту набрали. Теперь - травез.Передохнув, снова двинулись налево-вверх. Вскоре начали встречаться языки курума, которые когда-то со склона съехали сюда на ольшаник. По ним идти было чуть легче. Почему «чуть»? Да потому что они живые были. Да и уклон градусов 40.

Поднимаясь вверх, группа узрела великое чудо – водопад с бегающими по нему людьми. Но как Сергей Васильевич с Санькой не орали, как Санькиным флагом не махали, никто их не услышал, да и если бы услышали, то внимания бы не обратили. И отряд продолжил свой путь вверх за Дядей Юрой.

14-08. На втором языке курума, который был чуть пошире первого, нам открылись виды, до этого скрываемые зарослями ольхи. Впереди, справа внизу, увидели ну просто потрясающей красоты водопад. Группа наша глянула на него, и дальше пошла. Мы с Саней приотстали и любуемся. Опаньки! А у водопада кто-то есть! Да не один! Несколько малюсеньких козявочек человеческого вида прыгали и сидели прямо у водопада, своими микроскопическими размерами только подчеркивая величие природы. Мы с Саней покричали им что-то нечленораздельное, Саня даже флагом из-за кустов махал. Глупо было надеяться, что они нас услышат в таком реве воды, да еще и увидят в зарослях ольхи, но все же… А шум от водопада был такой, что даже мы, находясь от него на расстоянии несколько сотен метров, переговаривались друг с другом с трудом. Точнее сказать – перекрикивались.

Траверз к подножию Авиаторов Дашка хочет идти и зовет остальныхМахнув рукой на них, пошли догонять группу. Вскоре, после третьего (или пятого – не помню) языка курума (а мы все время шли по траверсу склона, набирая высоту, то есть по направлению налево-вверх-вперед), мы наконец-то вышли из ольхи. Заросли ее остались ниже. Теперь нам оставался чистый траверс (с небольшим все же набором высоты) южного склона в западном направлении. Склон покрыт невысокой травой, местами его пересекает несколько широких (до 50 метров) языков живого курума. Крутизна склона большая для траверза комфортного – колеблется от 40 до 50 градусов. Ноги быстро устают. Часто делаем микроперекурчики, чтобы дать ногам отдохнуть. Присесть из-за крутизны склона и скользкой травы проблематично. Поэтому позы на микроперекурах больше походят, что мы не присели, а прилегли. У Саньки Н. почти выдернуло флаг из рюкзака, когда мы сквозь ольху лезли. Оксанка восстановила порядок, воткнув его так, как надо. Дашке все не терпится – «Пойдем!» - обращается она к Юре и ко всем. А мы с Санькой только присели! Нет уж, подожди, пока мы отдохнем.

Саня Н. постоянно с картой сверялся.Саня после своего позорного плутания «в трех соснах» вдоль Красной речки теперь каждый свой шаг с картой сверяет. На каждом перекуре достает карту, производит привязку к местности и определяет наше местоположение. А так же информирует нас о пиках, озерах и речках, которые мы видим, или вскорости увидим. Вот сейчас пик Мартьянова нашел.

Шли они не быстро, осмелюсь даже сказать медленно, периодически заглядывая на карту. Они не ищут легких путей. Может именно поэтому, а может у них и выбора не было, но решили они пойти через перевал Авиаторов. Название сие он получил лишь из-за небольшенькой аварии глобального масштаба. Но рано еще было мечтать команде об этом препятствии, до него предстояло пройти по косогору курумистому.

Траверз склона. Очередной отдых. Любуемся видами. Хорошо видна крутизна склона.Продолжаем отдыхать. Вокруг - красота и материализованное могущество природы… Перед нами далеко внизу шумит (даже здесь громко шумит!) водопад. К водопаду с висячей долины из-под подножия перевала Авиаторов (куда и идем) текут сразу несколько ручейков, которые тоже можно назвать каскадными водопадиками – очень уж они быстро высоту теряют. И шумят. Впереди прямо – завораживающие воображение пики, закрывающие от нас Озеро Зеркальное, Озеро Трех Крокодилов и безымянное озеро 1599, до которого мы в этом году не дошли… Слева – пик Мартьянова и окружающие его пики, которые по высоте почти не уступают самой высокой точке хребта – пику Араданскому. Все очень красиво. Как-то по дикому нереально красиво.

Золотой корень - одно из основных растений Араданского хребтаСейчас пишу это, и как-то вспомнилось сразу все – и ощущения, и запахи, и виды… Усталость, пот застилает глаза, кожу ласкает теплый ветерок, с неба откуда-то сзади солнышко пригревает, а вокруг – такое!!! Эти чувства «усталого» счастья никак словами передать не могу. Нету у меня Дашкиного таланта… Пишу, а в душе вдруг так грустно сделалось… Правда, это светлая грусть… Грусть, потому что я здесь, а не там, я здесь «сейчас», а не там «тогда»… Грусть по тому, что я пережил тогда, в том походе, грусть по горам, величественным и прекрасным, по горному небу, такому разному и волшебному, по ручьям и речкам, прозрачным и таинственным, и – по тем людям, которые меня окружали, по той походной обстановке, по тем походным взаимоотношениям… Это сказочное чувство близости друг к другу, уверенности, что ты не один и с тобой друзья, которые рядом. И чувство одиночества… Замечательное, великое чувство одиночества. Только не безысходного одиночества одного себя, а одиночества нашей группы, как целого существа, оторванность его от «цивилизации». И единство… Друг с другом единство, с горами… А светлая тоска потому, что есть надежда, что все это еще будет, что мы опять все вместе пойдем снова в поход, и пойдут еще с нами такие родные по духу люди, которые нас прекрасно понимают, и только по досадной случайности их не было тогда с нами - и дядя Женя, и, может быть, кто-то еще, кто раньше с нами ходил, и (я очень надеюсь) Паша из Саратова/Новосибирска…

Подножие перевала Авиаторов. Слева - перевальный курум.16-11. Взобрались, наконец, на последнюю полку и выползли к подножию перевала Авиаторов. Высота 1809 м. Перевальный взлет отсюда полностью не просматривается – только нижняя четверть подъема. Подъем на перевал отсюда не очень большой – всего 260 м. Однако не зря же перевал имеет категорию 1Б! Ох, не зря… Это плато, на которое мы поднялись, далеко не ровное, все состоит из холмиков, микроовражков, холмов, оврагов, и гор среднего размера. Причем масштаб перечисленных достопримечательностей увеличивается в западном направлении. Рядом – небольшое озерцо и ручей. Набрали оттуда воды. Сидим, сникерсуем.

Отдых у подножия перевалаКстати, красивое место должно быть здесь для стоянки! И радиалить можно – на пик Мартьянова и далее через перевалы Народный или Политехнический на запад. Правда – только газ или бензин в качестве горючего. Тут даже стланика кедрового нету. Обсуждаем все это, Юра сникерс ножом режет. Кстати, он так всегда сникерсы ест. Ножом прямо в обертке их на кусочки режет, а потом ест, но уже без оберток.

Суровые лица будущих покорителей перевала Авиаторов :)- Ненавижу сникерсы… - сказала Дашка, глядя на Юрины действия и жуя сникерс.
- Я тоже! – ответил Юра, - Поэтому я их ем! И так я их уничтожаю!
- Не тормози, сникерсни! – добавил Саня Н. – На перевал залети!

Чего-то прохладно становится, причем резко так, будто кондиционер на экономичный режим включили. Смотрим – а солнышка-то нету! Через окрестные горы начали ползти подозрительно-темные тучи, тяжелеющие с каждой минутой. Надо идти, а то как бы чего не вышло. Грозу на таком перевале поймать ну совсем не хочется. Страшно…

Подъем на перевал.  Певая часть подъемаВ 16-20 начали подъем на перевал.

Еще у подножья, группа разбрелась на несколько путей – низший, высший и средний. Удобнее всего было, конечно, высшим, на них, по крайней мере, камни не падали. Распределение зависело от пристрастий членов группы, но это не важно. Идти им было не легко, воды никто не набрал, да и шагать прямо под углом было как-то неестественно сложно. Все можно пережить и это тоже. Дальше – сложнее. Теперь группа шла гуськом за дядей Юрой, правда, «гусёк» растянулся на приличное расстояние. По дороге собирались снег и золотой корень, камни (для талисманов и просто в соседа кинуть) и т.д.

Погода портится.  Пик Мартьянова уже не виденСразу же, снизу, нас ждал такой любимый по перевалу 1 Сентября мелкий и средний живой курум. В 2004 году мы уже ходили по перевалу Авиаторов, но с тех пор склон перевала изменился.. Видать, несколько оползней прошло, да камнепадов…

Дальше – сложнее. Угол подъема увеличился, дорога ухудшилась (сыпуха!). Под ногами путников все ползло и сыпалось, так что стоять долго на одном месте равносильно самоубийству или, по крайней мере, съезжанию на приличное расстояние вниз. Дальше – сложнее. Вскоре предстал перед усталыми странствующими след от бульдозера. Вернее не от бульдозера (откуда ему тут взяться), а от ледника или здорового камня, а может и потока воды. Но дорогу размыло прилично. Легкими перебежками приходилось пробегать через препятствие. А рядом, шагах в пяти от размыто-проторанненой дороги, рос маленький желтенький цветочек.

Живой курум и сыпуха. Выбрались из верхней части траншеиНа второй трети подъема начался вообще кошмар – как-то незаметно поднимаясь, вошли в какую-то идущую вверх траншею чуть ли ни метр глубиной, которую проделал то ли сель, то ли камушек какой тон на …дцать. Дно траншеи – живая, очень живая (ну еще бы – уклон выше 40 градусов) сыпуха, состоящая из камушков-плитняков диаметром в среднем 20 см. И склон из таких же камушков… За стенку траншеи браться вообще опасно – чуть камушек какой-нибудь в ней пошевелишь – и привет Ромашке! Все это добро, из чего стенка состоит, прямо на тебя и поедет. Засыплет так, что мама не горюй! Причем не тебя, инстинкт самосохранения тебе отскочить прикажет, а вот тех, кто ниже идет – точно. Сшибет каменной лавинкой вниз далеко и навсегда, и там и засыплет… Блин! Как же выйти-то отсюда! Ползем вверх – другого не остается… Через метров 30 в одной из стенок траншеи обнаружили провал и выползли по нему на склон. За время путешествия по траншее немного влево сместились, а нам надо вправо. В принципе, вся тропа на перевал Авиаторов идет вверх-вправо, а на последнем участке подъема – вправо забирать приходится довольно сильно.

Почти верх перевала.  Дашка и МаксЯ иду последним и завидую Максу, Дашке и Юре - они первыми идут, им хорошо… Вон, сидят на какой-то полке-камушке, фотографируются… А мне до них еще тащиться и тащиться… А жара и путешествия по ольшанику в начале сегодняшнего пути чего-то меня совсем доконали… Хотя это сейчас только, на подъеме почувствовалось. Впереди меня, почти не отрываясь вперед, так же медленно идет Саня Н. Тоже устал, видно. Но и видно, что мог бы идти быстрее, а со мной идет медленно просто так, из солидарности. Чуть выше его – Оксанка и еще выше – Саня В. Идут все аккуратно, потому как все живое и все сыпется. Идешь, блин, как по минному полю… Причем ситуация с потенциальным отдыхом на больших камнях, кажущихся неподвижными и надежными – такая же, как и на 1 Сентября… То есть – никакая. Встаешь на них, а они катятся вниз… А внизу – еще страшнее, чем на 1 Сентября…

Верхняя четверть подъема самая легкая. Здесь угол смещения вправо относительно вертикали подъема составляет примерно 50 градусов, крутизна склона падает до 30, появляются полочки, покрытые зеленкой, а не живыми камушками. Смотрю – сверху Макс бежит. Хочет у меня рюкзак взять. Я отказываюсь – тут до вершины метров 20 по вертикали осталось! Он настаивает. Ну, я и отдал – а то получается, что он зря бегал.

Оставался последний рывок. Надо было торопиться, так как с тыла заходила страшная туча, которая могла вылиться в нечто нехорошее. Путники спешили изо всех сил. Вскоре они уже сидели на вершине перевала и «жували» сникерсы. Кто познал жизнь – не торопится. Рассматривали обломки, оставшиеся после глобальной «сверхаваришки», а инструктора рассказывали «как все это было».

На перевале Авиаторов.Поднялись на перевал в 17-16. Высота 2051 м. Тучки, пасущиеся над окрестными вершинами, тяжелеют и уже цепляются за пики. Вскоре срезало ровной линией облачного покрова все пики, находящиеся к северу от нас. Смотрю вниз, на ту висячую долину, откуда поднялись, и замечаю, что она гораздо больше, чем казалось с места нашего перекура со сникерсами. Причем на ней видны четыре довольно больших озера. Вот куда палатки ставить можно! Сани вдвойне прокачали перевал, воткнув сразу два флага – российский и СССР. Попили водички.

Вид с перевала Авиаторов на долину, откуда мы поднялисьНа перевале возле турика перевального лежит пилон от разбившегося неподалеку самолета Ан-2. Алюминий не ржавеет, поэтому вид у этой самолетной части такой, как будто ее вчера от самолета оторвали. Пытались вставить ее в турик, как она стояла раньше в 2004 году, но камней почему-то в турике оказалось мало, а за дополнительными ходить было уже некогда. Со стороны пика Мартьянова доносились раскаты грозы, через перевал, который прошел в 2004 году Саня Н, начали интенсивно переползать тучи, а вскоре одна тучка, осмелев, полезла прямо через нас. Все тучи пытались собраться в том месте, куда мы шли – в долине реки Озерная, и воспрепятствовать этому мы были не в силах. Написали записку, положили в турик и рванули вниз.

Долина реки Озерная.  Там, где слева вдали начинается зона леса, будет наша стоянка.Правда «рванули» - это сильно сказано… Нельзя вниз там быстро бежать. Склон – сплошная зеленка, кое-где – языки живого мелкого курума. И уклон градусов 40. А усталость-то уже накопилась. Поэтому поспешали аккуратно. Правда, на середине подъема неприятность произошла, от которой все потом минут пять отходили. Юра с Дашкой почти самые первые шли. И вдруг сверху (может от нас, от кого-нибудь, кто выше их шел, может – сам по себе) полетел камень размером сантиметров пять, да прямо на них! Никто даже «Камень!» крикнуть не успел, как этот булыжник со всей скорости догнал Юру с Дашкой сзади и врезался в Дашкин рюкзак в верхний клапан. Уф… пронесло! Никогда не ходите в походах с низкими рюкзаками! Пусть верхняя часть рюкзака по высоте с вашей макушкой совпадает! Или даже выше будет…

Спуск был веселым. Человечишки то и дело брякались рюкзаками оземь, но это их нисколько не смущало, они вставали и шли дальше. Перед взорами притомившихся открывался бесконечный вид на маленькую долинку, посреди которой текла маленькая речушка. Тут меня еще чуть камешком не убило. Но это не важно, главное, что группа уже подходила к концу перевала, а погода заметно портилась. «Идти будет не жарко» - сказал однажды дядя Женя и сейчас бы его все поддержали. Да, кстати, у него как раз в этот день – был день Рождения. Замечательный повод выпить. М-м-м да, и опять нет повода не выпить.

У подножия перевала Авиаторов нашли кусок крыла АН-2.Слева долина буквально засыпана блестящими на фоне желтеющей травы обломками самолета. Уже несколько лет все намечаем подойти к ним, но все никак. Вот в этот раз погода помешала. Пытаюсь приблизить фрагменты камерой, чтобы получше рассмотреть. Но в маленький экранчик ничего не видно, да и оптического приближения явно не хватает, а цифровое – все замыливает. Но некоторые фрагменты распознать можно.

Спускаемся в долину к полувысохшему грязевому озеру, заросшему цветами-«пушистиками». По этому озеру мы в 2004 году так, ради прикола, путешествовали. Перед ним, в курумнике, нашли большой фрагмент крыла самолета. Подняли, перевернули. На нижней стороне видны буквы СССР (точнее, полторы «С» и часть бортового номера, но его уже не прочесть). К одной из нервюр с внутренней части крыла приделаны четыре ролика, кажется из пластмассы. Положили крыло на место, туда, где лежало.

У подножия перевала. Впереди - грязевое озерцо.Уже у подножья, но с другой стороны они увидели трясину болотящуюся, на которой росли миленькие пушистенькие цветочки. Много так… Замечательно!

К озеру подошли в 17-55. Грязи в нем еще больше, чем в 2004 году. Потому что воды больше. Передохнув, обошли озеро справа по ходу движения и пошли, не задерживаясь более, к месту нашей стоянки. Это ниже по долине, в юго-восточном направлении, там, где видны еще два озера, и начинается зона леса. Туда, где стояли в 2004 году, и ни стоял больше никто. Точка это у нас в GPS забита, поэтому не заблудимся и мио не пройдем.

Грязевое озеро с пушистыми цветамиПредстояло отряду спустится вниз по водопаду и они не теряли времени. Тут то и начал дуть зловещий ветрище, намеревавшийся перетащить тучу через перевал. Торопитесь! Но путникам было все нипочем – они шли себе, то и дело, фотографируя достопримечательности, и абсолютно не замечая, что сейчас пойдет дождь. И он пошел. Да какой! Речушка из берегов вышла. Но так же медленно, хотя нет, немного быстрее, путники пошли дальше, игнорируя дождь. Замерзая, они продолжали передвигать тяжелые от воды в кроссовках ноги.

А спуск вниз по долине идет вдоль небольших полочек, с которых красивые водопадики стекают. А справа, то есть с запада – вообще открывается удивительной красоты вид – ручей-водопад и красивые пики. Ага. Открывались… Налетел ветер холодный, тучи сразу споткнулись и упали вниз! Да как! Началась гроза, ливень! Через минут пятнадцать пошел град! А спрятаться негде – тут еще даже леса нет! Идем с максимально возможной скоростью под ливнем и градом. Хорошо мне – у меня панамка с полями. А у некоторых град уже все уши отбил. Тут уже не до любования красотами, которых, правда, и не видно, и не до разговоров. Идем, почти бежим, молча, на полном автомате. Блин! Мои туристические ботинки промокать начали. И не извне, а изнутри! Весь же мокрый, вода буквально ручьем по ногам течет и в ботинки. Последние метров 200 до стоянки идем по заболоченному участку, не выбирая дороги, так как всем уже давно пофигу, что ноги мокрые. Наверное, никто бы не назвал тогда у себя то место, которое сухим было.

Вот и стоянка. Не узнать! Как изменилась за это время. Мигом команда поставила палатки и принялась за переодевание. Все прошло очень быстро и холодно.

В 19-30 пришли на стоянку. Все заросло травой, кострища даже не видать. Только палка-рогатуля торчит. Град прекратился, а ливень так и хлещет! И холодно до жути. И ветер. Надо срочно палатки ставить! А как? Пока ставишь – они насквозь промокнут и это не палатка, а бассейн крытый будет! Парни в очень высоком темпе ставят свою палатку. Мы не торопимся. Сначала с Юрой, невзирая на дождь и ветер, вытоптали площадку, удостоверились, что она ровная. Затем соединили все дуги (а у моей палатки их шесть!). Затем с девчонками наметили последовательность установки палатки, распределили колышки. Делай раз! – Я рывком вытаскиваю нижнюю часть палатки из рюкзака, ее подхватывает Оксанка, вчетвером расстилаем ее и моментально растягиваем колышками. Делай два! – Четыре дуги одновременно вставлены в нижнюю часть палатки и приведены в рабочее состояние, то есть палатка поднялась. Прикрепили клипсами-крючками нижнюю палатку к дугам. Делай три! Накидываем на палатку тент, крепим его клипсами-липучками к дугам и растягиваем колышками и растяжками. Делай четыре! Девчонки залетают в палатку переодеваться. Делай пять! Мы с Юрой, оставшись под дождем и ветром, холодные и голодные, продолжаем растягивать ветровухи и, вставив дополнительные дуги в тент, растягиваем тамбуры палатки (у меня два тамбура). Все! Забросили все наши рюкзаки в тамбур-кладовку (таковой находится с той стороны палатки, куда мы головами лежим), Юра сел в тамбур-прихожую (это куда ногами лежим, ага), разделся до трусов и попросился внутрь. Девчонки уже переодеться успели, поэтому пустили. Я за это время сходил до ручья и принес котелок воды. Залез в тамбур, разделся, всю грязную и мокрую одежду «на улицу» выкинул. Пусть сохнет, ага. Заодно и постирается.

И уже через минут ...дцать, все сидели и пили за здоровье дяди Жени, поедая при этом лимон и сухарики, потом принялись за игру в караты и т.д. Так прошел еще один день. Ждем утра…

В палатке тепло и сухо. Достали из «кладовки» из рюкзаков сухую одежду, переоделись. Сегодня точно рекорд по времени установки палатки поставили. Постепенно приходим в себя и тут вспоминаем то, что все время помнили, но как-то позабылось на переходе – у Женьки же сегодня днюха, то есть день Варенья! Это надо отметить! Жаль, именинника нету рядом!

У Юры каким-то чудом не в рюкзаке, а в палатке оказалась фляга с 0,6 литра Шушенской водки, а у Оксанки – лимон. Второй ее заначенный лимон! Да.. Душевно посидели, отметили Женькин ДР, поговорили…Оксанка про свою студенческую жизнь рассказывала, я что-то вставлял в ее рассказ, о чем-то еще говорили, не помню.. Посидели, повторюсь, хо-ро-шо!

Наступал вечер. Хотелось есть – водкой и лимоном с сухарями не совсем наешься. Дождь хоть и приутих, но идет и довольно сильный. Понимаем, что это ветер приутих, а дождик – нет. В тамбуре палатки вскипятили воду в котле на газу, позвали парней, приготовили по-быстрому ужин. Поели. Потом поиграли в карты. Поговорили. И спать. Сны, как всегда в походе, снились длинные, цветные и интересные.

Ночью дождь утих, но холодный воздух остался. Было ночью немножко зябко (это если без спальника спать), и часа в три ночи пришлось залезть внутрь оного.

НАВЕРХ


День девятый

16082008 – номер на консервной банке
Стоянка на реке Озерной – перевал Сибирь (1Б) – Долина Девяти Озер – Стоянка у Долины 9 Озер.
Пройдено - 11 км.

Ах, как печально расставаться
Ах, как же грустно уходить
Хотелось бы назад умчаться,
Хотелось б прошлое забыть

Но как иголка в сердце вшита
Словно заноза, так свербит.
Душа теперь моя открыта,
Ей может каждый навредить

Но что поделать, жизнь такая
Полна она добра, чудес
Хоть я ее не понимаю,
Но знаю, всё уроки здесь.

Ведь все проходит постепенно,
В сердечке оставляя след,
То медленно, а то мгновенно,
Конца воспоминаний нет.

Куклина Дарья (Арадан, август 2007)

 Видео девятого дня похода

Стоянка в верховьях Озерной Тучи над "Пирамидой"

8-40. Утром нас разбудило солнышко. Вылезли с Юркой наружу. Красотища! Трава еще мокрая от дождя, солнышко ее подсушить не успело. Вокруг – легкие облачка. На западе – красивые пики, окаймляющие висячую долину, откуда течет в нашу сторону ручей-водопад. На северо-западе – гора внушительных размеров, формой своей равнобедренной очень сильно пирамиду напоминающая. За нее то и дело зацепляются облачка, которые возле нее пасутся. За ней, справа виден склон перевала Авиаторов. На севере весь обзор загораживает отрог, идущий от хребта, отделяющего реку Озерную от Долины 9 Озер. Где-то там – на северо-востоке – перевал Сибирь… Но мы по нему не пойдем. Зачем? Все перевалы нужных категорий набрали, километраж будет. Еще вчера, под дождем и градом при подходе к стоянке успели рассмотреть седловинку, по которой перевалим на Долину 9 Озер. Она от нашей стоянки на востоке расположена. С виду – ну максимум «единичный-А» подъем по зеленке. Ну и спуск, скорее всего, такой же. А перевал Сибирь останется от нее метров на 400, севернее. Правда, перевал Сибирь мы только по карте определили и в GPS-ку внесли. Но, кажется, видели мы его седло между двух скалистых пиков на этом хребте. Да, севернее останется. Конечно, можно пойти так, как в 2004 году ходили, но не хочется. Тогда мы слишком вниз ушли по Озерной, а когда на восток повернули и через хребет к Долине 9 Озер полезли, то к этому времени хребет этот «растроиться» сумел, то есть превратился в три хребта, хоть и низких, но сплошь заросших карликовой березкой, которая нас основательно вымотала… Да и крюк тогда хороший намотали, ага. Поэтому решили – бьем этот хребет прямо от стоянки по прямой на восток, через эту, наверное даже некатегорийную зеленую седловину.

Стоянка на Озерной. Сборы.С такими мыслями поставил камеру на штатив – тучки над пиком-пирамидой поснимать, и за Юрой в ближайший лесочек пошел. На шхельду и за дровами. Хоть в этом лесочке кедры чахленькие, так как граница зоны леса близко, но сушняка нашли много. И сготовить завтрак хватит, и просушить вещи, так как вчера пришли мокрые, и вещи до сих пор «сушатся», брошенные на мокрую еще траву.

Сходил за водой на ручей. Ручей течет в 20 метрах от стоянки, причем русло глубиной около метра, а ручей – глубиной до 30 см. Справа и слева русло заросло ольхой и березкой. Посмотрел, откуда он вытекает. Опаньки… По прямой идти на хребет не получится – отсюда видно, что от этого хребта этакий микрохребтик идет, а между ними – ложбиночка-ущелье, в которой наш ручей формируется. Прыгать вверх-вниз не хочется, поэтому немного скорректировать маршрут придется.

Стоянка на Озерной. Оксанка.Ничего примечательного, не считая того, что путники смогли таки рассмотреть стоянку только сейчас, то есть утром. Стояночка была так себе – высокая трава, близ протекал ручей, который невооруженным глазом не найти, и такие везде скалы, горы, холмы!!! Ну, вернемся в реальность. Проснулась, значит, эта команда из сплоченных путешественников и первым делом разожгла костер из «того что было». Вскоре их осенила потрясающая догадка, проследим причинно-следственные связи: ну и денек был вчера, особенно этот дождь, да…дождь, угу, сегодня пойдем на долину девяти, как бы такого же не принесло несчастья, угу, а то все вещи промокнут, угу, промокнут… блин! Они же у меня уже мокрые! Костер! Сушить, авось хоть что-нибудь высохнет! Примерно по таким связям и пришел весь лагерь к костру. Кто с носками, кто с джинсами, кто со штанами, кто с трусами… Все испарения летели на залепуху, потрескивающую в костре. Будет вкусно!

9-56. Когда вернулся к стоянке, наша палатка была уже пуста. Юра разжег костер, девчонки уже стояли у костра и сушили вещи. Поставил котелок на огонь и тоже решил что-нибудь посушить. Стоять у костра было лень, поэтому развесил все на двух трекинговых палочках и штативе, откуда я камеру убрал, так как он уже 20 минут тучки снимала. Хватит. Снял с нее аккумулятор и поставил заряжаться в палатке. Солнышко и легкий ветерок одежду мою развешенную через полчаса высушили, так что особых преимуществ от стояния у костра и держания у него мокрых компонентов одежды я не заметил. Наверное, на запах варящихся макарон на молоке, из своей палатки выколупнулись парни… Сходили на шхельду, принесли по сушине. Тоже пытались что-то просушить у костра, но потом последовали моему примеру.

Сварился завтрак. Поели и стали не спеша собираться. Куда, собственно говоря, торопится-то? Идти чуть больше десяти километров, тем более, что большая часть маршрута пройдет по знакомой еще с 2001 года Долине 9 Озер… Делов-то всего – взлететь на эту зеленку… Да и трава пусть хорошо от дождя подсохнет – солнышко только стало светить на склон, по которому подниматься будем.

Так лейтенант армии РФ засправляется с газовым баллончикомЧерез некоторое время, после удачного завтрака и высушки отряд принялся за собирание рюкзаков и выбрасывания из них всего лишнего. Чья-то неосторожная рука бросила пустой газовый баллончик прямо перед носом Саньки, который Налькин. К несчастью, перед ним еще и топор оказался. Так борец за природу принялся вбивать баллончик в землю топором. Потрясающе! А главное как интересно было окружающим, которые даже остановили процесс упаковывания, уставившись на заполошенного Саньку. Через несколько минут баллончик был удачно вбит. Вот такой вот Санька. И это лейтенант армии РФ?!

Еще через некоторое время, когда они начали собирать палатки, под одной из них обнаружилось приличное бревно. Как жители в ней спали ночью, остается загадкой.

Собрали палатку. Парни тоже свою палатку собрали… А мы удивились очень. Удивились, когда посмотрели на место, где стояла их палатка… Квадрат примятой травы на земле пересекало по диагонали бревно диаметром сантиметров 15. Вот так под дождем ставить палатку в высокую траву, предварительно не протоптав ее, не проверив место установки! На вопрос наш, как они, бедные, сегодня спали, они только вяло и печально улыбались и ничего конкретного ответить не смогли.

В конце концов, процесс собирания завершился и начался новый гораздо более утомительный – процесс передвигания нижних конечностей по направлению к долине девяти озер. Впереди был как всегда всеведающий дядя Юра, не желавший на этот раз говорить о чакрах.

На склоне. Очередной отдыхВышли со стоянки в 13-14. Дабы обойти овраг, который оказался на нашем пути, пришлось метров пятьдесят пройти в южном направлении вдоль реки Озерная. Затем повернули налево (на восток) и стали постепенно забираться вверх. С первых шагов вверх по зеленому склону я с ужасом понял свою ошибку.

Вид на реку Озерную со склонаВсе дело в том, что я все переходы делал в ботинках туристических. Высокие, надежные с мягкой резиновой подошвой, которая держит на любой поверхности. А вчера они у меня основательно намокли. И, блин, забыл на ночь в них бумагу туалетную положить, чтоб влагу впитала! Так что утром одел кроссовки (аналог таких, что Макс на Водопадном сжег). Я в этих кроссовках только по лагерю ходил, до шхельды и назад… Кто ж знал, что это такое дерьмо, извините меня за такое выражение, за грубость такую! Подошва пластмассовая плохо держит даже на шершавых камнях, а на склоне, поросшем травой – вообще отвратительно! А ботиночки-то свои я в центр рюкзака запихал, ага. Так что придется, наверное, в кроссовках чапать – буксовать.

Саня постоянно с картой сверяетсяНемного поднявшись, поворачиваем еще налево и теперь идем в северо-восточном направлении. Наша цель – седловина – видна отсюда очень хорошо, но появился на пути овражек, который в северо-восточном направлении сходит на нет. Вот поэтому и идем туда, немного крюки нарезая. При этом не просто идем, а довольно хорошо набираем высоту. Уклон примерно 20-25 градусов. Склон чистый, заросший мелкой травой. На каждом перекуре Саня Н. достает карту и сверяется с местностью. А я на GPS-ку смотрю. Да… Все правильно. Перевал Сибирь во-он он, левее остается, да. Вот только высоту что-то мы хорошо набираем.

Подъем на перевал.  Крутой травянистый склонДостигнув высоты 1871 м, мы подошли к точке, где тот овражек исчез. Повернули направо и теперь идем в восточном направлении прямо на перевал. Макс не выдержал, и, видя перед собой цель – перевал, рванул вперед. Никто за ним не бросился. Все идем пока вместе. А он уже далеко от нас убежал. Хорошо, что никуда от правильного направления здесь не свернуть.

Вид с перевала на запад15-03. А крутизна склона резко возросла (до 35-40 градусов). И микропересеченность тоже… Все идем и идем, а седловинка как была далеко, так и остается! Высота уже 2111 метров, а мы еще на середине крутого участка подъема! Однако… Это что же получается, а? В Ергаках только некоторые пики такой высоты достигают, а мы, такую высоту здесь, в Арадане набрав, не можем еще на какой-то сопливый некатегорийный перевал выбраться?! Стою, отдыхаю и пытаюсь осмыслить ситуацию…

Та самая "некатегорийная" седловинаВид отсюда на долину Озерной завораживает – как будто на самолете летишь. А на западе стали видны озера, находящиеся в висячей долине. Красота… Как всегда бывает, группа на сложном участке подъема растянулась… Ну и как всегда бывает, я иду последним. Иду, буксую и матерю себя за свой выбор обуви на сегодняшний день. Вскоре крутая зеленка подъема начинает выполаживаться. Однако идти что-то легче не становится – сказывается усталость от пробуксовывания. На GPS-ку боюсь смотреть, понимаю, что уже высота больше 2200… И душу давно уже терзают смутные предчувствия на счет дальнейшего спуска…

СВ на перевал забрался15-38. Поднялся на перевал. Высота… Ой, мамочки! Высота 2270 м! Мы на такой высоте ни разу с рюкзаками не были… Самая высокая точка Ергак – пик Звездный – имеет высоту 2265 м. А мы – еще выше. И не на пике, а на каком-то занюханном перевале! Вот вам и ощутимая, говорящая сама за себя разница между Ергаками и Араданом!

Отдых на перевале СибирьОглядываю всех наших, ранее взошедших (или взобравшихся?). Однако чего это лица у нас такие странные? Оксанка какая-то хмурая, а Саня В. вообще жутко загруженный сидит у перевального спуска… А рядом – турик и около него Юра сидит, перевальные записки смотрит. Скидываю рюкзак на землю и подхожу к краю спуска… Мама дорогая!!! Е-мое!!! А спуск-то почти отвесный, а на нем – живой мелкий курум-плитняк! А с самого верху еще и ледник… А с усталости вообще мне эта стенка отвесной показалась! Господи! Как мы спускаться то будем? Наверное, про это и Саня В. думал…
- Серега, ты знаешь. куда мы пришли? – спросил Юра меня обреченным тоном.
- Сибирь? – я уже все понял…
- Сибирь… - утвердительно ответил Юра. - Как мы здесь спускаться будем, хрен знает!

Саня Н. не унывает. И сникерс жует.Все стало понятно. Ошибка карты, на которой поставлен перевал Сибирь не там где надо. Эта ошибка перешла на GPS, а затем – и на практику. Вот оно как бывает…

А какой вид!!! С одной стороны здоровенная долина с девятью озерами, а с другой тоже долина, но без девяти озер, зато с маленькой серпантиновидной ленточкой реки. По дороге команда решила, что сей перевал доселе никому не известный будет ими назван, но, увы, опытный взгляд на спуск мог моментально определить, что это перевал Сибирь. Саньке Воробьеву этот факт как-то не очень понравился. Может, даже он и не был против перевала Сибирь, но что был против спуска с него – это точно. Оксанка отреагировала весьма сносно, только присвистнула, почуяв неладное. Налькину же вообще все было по фигу, он сварганил себе начес и принялся напоминать Гитлера со сникерсом в зубах. Весь запас воды был моментально выхлебан, сникерсы съедены, так что оставалось только начать спуск.

Макс на седловине перевала.  Под ним - спуск в Долину 9 ОзерПостоял я, посмотрел, ввел правильный перевал в GPS, попривык к жуткому виду, и постепенно не таким уж и безнадежным казалось нам наше положение. Спуститься можно, решили мы с Юрой. Вот только очень и очень осторожно… Потому как если кого-то понесет, то уйдем вниз все. Причем быстро и навсегда. Это я потому говорю, что инерция одного человека, всего один раз перевернувшегося с рюкзаком на крутом склоне (споткнулся, например, упал и покатился) уже такая, что никакими усилиями даже нескольких человек его не остановить. К тому же на склоне с такой живой основой – курумом. Он и всех спасающих-страхующих сшибет и вниз с собой захватит. Поэтому – осторожность, помноженная на осторожность!

Перед спуском решили сникерснуть и передохнуть с полчасика, чтобы спускаться со «свежими» ногами. Саня прокачал перевал, и, сделав себе оригинальную прическу, жует сникерс. Дашка свернулась на склоне калачиком и, кажется, спит. Саня В. и Макс сидят и любуются пейзажем. А пейзаж, надо сказать, обалденный. Особенно красиво и жутко смотрится долина реки Озерная. А как страшно усиливают ощущение высоты и крутизны склона пики хребта на противоположной, восточной части Долины 9 Озер!

Саня В. пытется быть невозмутимымОксанка лежит на земле и что-то места себе не находит. Я все не могу отойти от осознания того факта, что для всех нас такая высота набрана впервые. Да еще и с рюкзаками.
- Оксанка, представь, какая высота! – говорю ей.
- Всего-то два километра и какие-то копеечки… - Отвечает она, прикалываясь.
Но я, то ли от усталости, то ли сникерс так на меня подействовал, то ли высота, но прикола не понял, и стал ей возражать:
- Ни фига себе! Для тебя 270 метров – это что, копеечки?!
- Да фигня это... – продолжала Оксанка
- Самая высокая точка Ергак меньше! - возмущался я
- Да фигня это все, Сергей Васильевич!
- В Ергаках горы высотой ниже, а мы в Арадане на каком-то перевале! – не унимался я.
- Да все это фигня, - сказала задумчиво Оксанка. А потом тихо так добавила – Спуститься бы…

До меня наконец-то дошло и мы рассмеялись. Лежим, отдыхаем. На облачка любуемся. Ой! Чего это я лежу тут такой красивый?! Пойду-ка и еще куплю акции АО «МММ»! Это понимать как: «Какого лешего я разлегся! Рюкзак разбирать надо, ботинки доставать и переобуваться, если хочешь живым до Долины 9 Озер спуститься!» Достал ботинки, а они… Странно, но каким-то загадочным способом они в рюкзаке высохнуть успели! Переобулся, кроссовки внутрь рюкзака засунул. Порядок! Сразу уверенность в хождении вернулась! Вернулся к Оксанке с Дашкой и лег на земельку на свое прежнее место. Ножки протянул и отдыхаю…

Бравые покорители перевала.  Еще на самом верху спуска16-16. Начали спуск с перевала. Подошли к перевальному туру. Любуемся открывшимся внизу пейзажем. Видна Долина 9 Озер, слева от линии кулуара спуска видно третье озеро, которое мелкое, а справа – большое четвертое озеро Долины. От третьего озера к четвертому течет узенький, как отсюда казалось, ручеек. Внезапно начался ветер. Юра пошел первым, затем Оксанка, Саня В., Дашка, Макс, Саня Н. и я. Ледник обошли справа и вступили в зыбкий мелкий курум с сыпухой… Сразу, с первых шагов, стало понятно несколько вещей: во-первых – спуск будет долгим и тяжелым; во-вторых – не зря, ох не зря ботинки обул; в-третьих – палочки трекинговые на таком спуске очень удобная штука! Увеличивают ощущение уверенности на живом склоне процентов на 300%.

Середина спуска. Живой плитнякВообще, путь вниз представлял из себя торт муравейник, посыпанный мелкими кусочками халвы, но очень толстым слоем. Сами понимаете, что если идти по «халве», то она начинает шевелиться, вернее съезжать вниз. Поэтому, для того чтобы не прибило здоровенным камнем, нужно было идти, дыша в затылок впередиидущего. И если посмотреть на них сверху, то снизу покажется, что сбоку ничего не видно. Сергей Васильевич еще умудрялся при этом снимать. Кстати очень удобно. Встаешь впереди первого, то есть дяди Юры, включаешь камеру, и медленно шевеля ногами, отъезжаешь назад задом. Вот это спецэффект! Они спускались вниз, иногда слышались панические возгласы: «Камень!».

Середина спуска с перевала СибирьУклон – около 50-60-ти градусов. Идем около правой стенки кулуара спуска. Она хоть и скалистая, но не монолитная – состоит из плотно вертикально расположенных плоских камней, которые при любом касании их рукой оттуда вываливаются и летят вниз, вызывая камнепад. Хорошо, что вчера дождь был – на склоне не только живой мелкий и средний курум, но и что-то в виде крупного песочка-сыпухи. И она, сыпуха эта, еще просохнуть не успела. Как раз уровень ее влажности таков, что трение максимально. Юра первый идет, склон шевелит и впереди ее постоянно идет вниз поток камней. За ним идем мы, стараясь не отрываться друг от друга ни на шаг. Тем самым удается во время ловить камни, которые шевелит человек, выше идущий, и если даже не поймал – камень не успевает убийственную скорость набрать, пока в ниженаходящегося врежется. Чтобы ноги не скользили по плитняку на таком крутом склоне, приходится, сделав шаг, шевелить ступней вправо-влево, чтобы таким движением закопать ногу ниже плитняка во влажную сыпуху. И так – каждый шаг. Это хоть и вызывает камнепад небольшой но постоянный, но зато позволяет хорошо ногами на склоне закрепляться. Однако нам, последним, идти очень тяжело – впереди идущие так расшевеливают сыпуху с курумом, что она становится очень рыхлой, и, даже если стоять в ней, закопавшись вышеописанным способом чуть ли не по щиколотку, начинаешь съезжать вниз с увеличивающейся скоростью вместе с окружающей сыпухой и камнями. А в сторону нельзя шагнуть – тогда отойдешь в сторону от траектории спуска группы, а это опасно. Поэтому я, Макс и Саня Н. идем медленнее, много раз приходится нагибаться и перекладывать камни, опасно лежащие на пути, которые могут от нашего шевеления грунта покатиться вниз. Приходится из-за этого постоянно кричать Юре, чтобы подождал, так как расстояние между нами все увеличивалось. Они останавливались, ждали. Мы догоняли, группа начинала двигаться вперед и ситуация повторялась снова.

СВ не прекращал снимать спускКак все-таки удобно с палочками идти – не пересказать! А в высоких ботинках как идти удобно, когда ноги приходится по щиколотку в песок и щебенку засовывать! Все идут аккуратно, контролируя каждый шаг. Мы с Саней Высоцкого вспомнили, потихоньку декламируем песенку «Дорогая передача, во субботу, чуть не плача…» Через некоторое время стало еще сложней – на склоне появились каменные зеркала длиной несколько метров. Расположены они под таким же углом к горизонту – градусов 40-50, абсолютно гладкие и присыпанные мелкой каменной крошкой. Наступать на них, кажется, равносильно самоубийству. Особенно тем, кто сейчас в кроссовках и поры подошвы которых забиты песком, который даст эффект «микророликов» на камне… Приходится помимо всего прочего еще искать безопасный проход между этими зеркалами.

Дашка не переставала злоупотреблять фотоаппаратом. Саня В.Спустились примерно метров на сто. Крутизна склона уменьшилась до 40 градусов, идти стало легче. Появились каменные полочки, небольшие правда, но по которым можно было уверенно идти, не закапывая ноги в сыпуху. Скорость наша немного возросла. Теперь идем небольшим зигзагом, то к левой стенке, то к правой стенке кулуара подходя. Опасность камнепада уменьшилась, а палочки мне позволяли обгонять группу то слева, то справа, а затем, остановившись, снимать на камеру. Однако без палочек идти было все еще опасно. И камушки все свободно лежащие на склоне так и норовили попасть под ноги, а затем, когда на них наступаешь, выскакивать из-под ног и лететь вниз на нижестоящих, а при этом ты чуть ли не падаешь от внезапной потери опоры. Дашка еще каким-то образом, идя в колонне, умудряется всех фотографировать. Идущий перед ней Саня В., который еще не совсем отошел от «шока», который оказал на него вид перевала сверху, не выдержал:

Спуск постепенно выполаживался- Я не могу на Дашку смотреть!
- А че? – не понял я.
- Да она одной рукой фотографирует, другой за камень держится, одновременно с этим идет, потом фотоаппарат в чехол засовывает, не останавливаясь, при этом куда-то смотрит и что-то всем показывает, а тут все кругом сыпется! Офигеть вообще!
- А ты не оглядывайся на нее не оборачивайся, и легче жить будет! - Сквозь смех Дашки посоветовал я Сане В.
- Да страшно же! – ответил Саня В.
- Что, страшней, чем на 1 Сентября?
- Ага. Не знаю, почему, но на меня этот перевал очень угнетающе подействовал – признался Саня В.

Долина 9 Озер с нижней части перевала СибирьНаконец-то живой курум закончился, крутизна склона упала до 25 градусов, пошла стандартная зеленка из которой торчали такие хорошие «мертвые» камушки. Решили не спускаться к ручью, а идти траверсом направо к четвертому озеру, при этом не переставая терять высоту.

16-58. Можно сказать, что спуск с перевала закончен успешно. Высота - 1970 м. Итого перевальный взлет перевала Сибирь в Долину 9 Озер составляет 300 метров. Не слишком много, казалось бы… Но какие это были 300 метров!

Ручей-водопад между озерамиПочти спустились к четвертому озеру. Обходим его по западному берегу, то есть справа. Примерно на середине «обхода» присели отдохнуть, да и шхельду половить. Сидим и обсуждаем с Саней Н. выпавшую на нашу долю погоду. В Ермаковском дождей больше было, чем у нас! Да и так, если все-таки без особых придирок посмотреть, погода была у нас идеальная. А что снег был на Араданских или град на Озерной – так это нормально! А самое замечательное было то, что ни разу плохая погода более чем на сутки не задерживалась, и природа после очередного микрокатаклизма всегда нас торопилась порадовать прекрасной погодой.

Ноги их настолько отвыкли от нормального хождения, что переадаптироваться было затруднительно для большинства человек. Но все самое веселое позади, осталось лишь тупое движение до стоянки и любование на озера и скалы. Кстати о них. Это по истине уникальное явление! Девять потрясающих озер тянутся друг за другом (напоминая нас, идущих по Сибири), соединяются между собой ручейками и водопадами. И при этом каждое озеро имеет свой специфический цвет. Да…помню, одно было цвета бензина. Им надо было идти далеко, мимо третьего, четвертого и, вроде, пятого озер (я могу ошибаться.) Есть три типа людей: те, которые умеют считать и те, которые не умеют. Но это не важно, важно, что шли они туда очень долго, или это мне так показалось.

Последнее, девятое озеро ДолиныДалее шли почти без остановок по правому берегу долины. Озера слева от нас так и мелькали, и мы быстро сбились с их счета. Тропа здесь то есть, то нет. А Озерная долина все-таки уникально красивая, причем каждое озеро красиво по-своему. Мне, например, очень пятое нравится, то, которое с заливчиком в начале. Каждое озеро соединено со следующим ручьем, и все ручьи разные, некоторые представляют из себя просто речушки, петляющие по равнине, некоторые – очень красивые каскадные водопады. Все большие озера Долины имеют замечательное дно и манят нас красотами своих пляжей… Последнее, девятое озеро Долины находится под довольно высокой полкой, то есть гораздо ниже остальных озер. Так хочется здесь покупаться! Но времени нету… И завтра дневки, к огромному сожалению, не будет…

Пройдя последнее, девятое озеро, выходим на тропу и бодренько так идем вниз. Отсюда еще с полкилометра до стоянки шагать. Пока спускались от озера к тропе, порастерялись на склоне, заросшем березкой и еще каким-то кустарником, листьями на иву похожим. Поэтому сели на тропе и подождали остальных – дядю Юру, Саню В. и Дашку. Затем дружненько продолжили путь.

Для того, чтобы прийти точно на стоянку, надо знать, где с тропы, высоко расположенной над ручьем Ровным, который из долины Девяти Озер вытекает, свалить налево вниз и перейти ручей. Для этого нужно знать очертания стоянки, а точнее, того лесочка, где она расположена, ну или знать ее GPS-координаты.

Но вскоре стоянка была найдена – это такая возвышенность около болотца, на которой растут кедры и где уже все предусмотрено для удобств туристов. Вот только погода опять чего-то капризничает – дождь, ветер.

18-43. Пришли на стоянку у Долины 9 Озер. На нашу любимую стоянку, которую сами мы когда-то «сделали» в далеком уже 2001 году. Какое здесь все родное и близкое! Каждый кедр, каждый бугорок… В 2005 году Тоша Бутенко здесь бросил своего коня (камеру автомобильную), которого тащил с самого Красного озера. Посмотрели на ветку кедра, на которую он, едва сдерживая слезы, вызванные прощанием, тогда одел коня. Конь был на месте, вот только он… Помер он, в общем… Камера за два года порепалась по швам и разорвалась…

Поставили палатки. Саня Н. поставил свою там, где всегда ставил – в лесочке около кострища, а мы – там, где всегда мы ставили – на большой полянке к югу от леска.

Когда палатки были расставлены, тент был натянут, дрова принесены и костер разожжен, все принялись за приготовление супа харчо.

Вечер на стоянке у 9 Озер. Саня В.Чуть позже я пошел на ручей помыться, смыть с себя дорожную пыль, так сказать. Ну и взял котелки для того, чтобы воду набрать, ну и телефон, чтобы домой позвонить. Наполнил котелки. Включаю телефон – никакого толку! Опять. Тут в моей голове что-то сходиться начало, и, чтобы проверить догадку, тут же выключаю телефон, не пытаясь делать даже попыток по поиску спутников связи. Отложив телефон в сторонку на камень, приступаю к вечерним водным процедурам.

Стоянка у 9 Озер. Вечер. ДашкаПобрился, зубки почистил да и искупнулся маленько. Вытерся полотенцем, и пошел к стоянке было… О! Телефон забыл! Поднимаю его с камушка и включаю. Через секунды две поиска телефон тут же находит спутники связи. Позвонил домой, узнал новости, рассказал о нас и наших планах. Выключил телефон и задумался… Это как же так получается? Телефон прекрасно, с полпинка работает только тогда, когда звонящий человек вымыт и побрит и зубы у него почищены? Однако, до чего техника дошла… Странно все это… Ладно, послезавтра еще раз проверю, так ли это… Пока решил про странное поведение телефона никому не говорить. Мало ли что… Вдруг за сумасшедшего посчитают…

Пока вода закипала, Дашка с Оксанкой стерегли пакетики с приправой, являвшейся, собственно говоря, основой супа. Но вот долгожданный миг – вода закипела, и приправа, выполнив свою миссию, окрасила воду в желтовато зеленый цвет. Слюнки текут! Еще туда сбросили лапшу, имевшуюся в наличии. Сварившаяся смесь, была моментально вылакана, но особого изменения в области живота никто не почувствовал. Вторая порция тоже ничего не изменила. Да что такое???!

Постепенно темнело. На костре готовился вермишелевый супчик. Все очень хотели есть, поэтому сидели у костра, дожидаясь супа и чая, с ложками в руках. Все! Готово! Девчонки разлили суп по тарелкам, и мы буквально за несколько минут его съели. Сидим у костра, чаек попиваем. И какое-то странное ощущение… Вроде и поужинали, и уже просто время у костра сидеть и песни петь, а что-то не то, чувство какое-то… Вдруг как-то одновременно до всех дошло: чувство голода! А откуда? Сидим, обсуждаем это. И вдруг Дашка как-то странно засмеялась.
- А я знаю почему! – говорит. И показывает нам две банки тушенки, которые мы открыли для того, чтобы в суп на последних минутах варки положить, и так есть хотели, что забыли про них!

А ответ был прост – тушенка не вошла в состав супа и не сыграла решающей роли, как обычно это делалось. Буквально через час, принялись варить второй суп, но на этот раз с тушенкой..

В ожидании "второго" ужина. Юра, Оксанка и Саня Н.Так дело оставлять нельзя! Быстро сгоняли на ручей, принесли полный котелок воды и вновь поставили на огонь. Сидим и ждем, когда закипит. Ветерок где-то в ветках кедра заблудился, на небо звезды выползли красиво так, рясно, а со стороны Долины их кто-то ластиком стирает. Тучки оттуда наползают. Какая-то ночная птица тихо и печально голос подает. А мы все о низменном – о еде думаем.

Закипела вода, скинули мы туда тушенку и засыпали 8 пачек роллтона. Так и поужинали второй раз. И чувство голода убили окончательно.

И на этот раз все остались довольны приятной тяжестью желудка.

Теперь оставалось самое замечательное – ночные разговоры, песни, и простое, прекрасное сидение у костра молча… Сидим, вспоминаем события нашего похода, и смешные и не очень. Сегодня – последний вечер, последняя ночь в горах. Завтра уже покидаем Араданский хребет и следующая ночь у нас будет в простой, не горной тайге. Но пытаемся как-то об этом не думать. Хотя все-таки, тоскливая печаль была, но только спряталась где-то глубоко у многих в душах… И только не заснувшая кедровка где-то рядом, на фоне звездного перемигивающегося неба своим печальным голосом вторила этому чувству…

Вечер прошел незаметно, под завывания ветра и остатков группы, не желавших идти спать.

Спать пошли где-то часа в два ночи. Сильный ветер, дующий со стороны Долины, подгонял нас до палаток, мягко толкая в спины…

НАВЕРХ


День десятый

17082008 – номер на консервной банке
Стоянка у Долины 9 Озер – ручей Ровный – река Нистафоровка – Старый лесозаготовительный участок («изба Деда»).
Пройдено - 19 км.

Последний день, последнее вино
И сладок он и жгуч одновременно
Последний стих последнее звено
Проходит безответно и мгновенно

Увы, здесь не предпримешь ничего
Прощайте горы, озеро и счастье,
Но все же я вернусь, скорей всего
Вернусь, пройду чрез море радости, ненастья

Я буду ждать, минутой той живя,
Когда была вместе с природой
В мечтах к ним тихо приходя,
И наслаждаясь той свободой.

А может очень их любя,
Венцом терновым увенчала.
Строка была эта, друзья,
Но чувства все опять с начала.

Куклина Дарья (Арадан, август 2007)

 Видео десятого дня похода

Проснулись сегодня поздно. Ну и ладно. Ведь сегодня – все вниз и вниз! Юра, который выколупнулся из палатки первым, еще до меня, и гремит котелками, ломает сушняк. Почему-то, судя по звуку, прямо у палатки ломает. Юра объяснил, что из-за ветра на старом кострище в леске тяжело костер развести, а тут, у нашей палатки, на ветрозащищенном месте он новое кострище сделает. Запасное будет. Специально для таких случаев.

Утро было ну очень хорошим. Дядя Юра встал раньше всех, разжег костер и уже принялся за приготовление завтрака в виде молочного супа.

Сходил до ручья, умылся. Вытащил камеру, окрестности снимаю. Остатки голубого неба быстро пожирали лангольеры-облака, ползущие с северо-запада, и этих пожирателей становилось все больше и больше. Ветер, начавшийся ночью, стал еще сильнее. Пока гулял по окрестностям, из палатки куда-то девчонки испарились, надеюсь, что их лангольеры не сожрали. Юра в это время решил сварить залепуху, которая получилась на удивление классической.

Залепуху разложили по тарелкам. Девчонки появились неожиданно, даже не заметил – откуда. Стали готовить какао.

Мне вручили кружку, сухое молоко и приказали готовить какао. Знатный получался напиток. Сначала заготовку долго пробовал дядя Юра, потом Оксанка и Сергей Васильевич. Судя по их лицам, кружку с заготовкой оставлять без присмотра нельзя. В кипящую жидкость насыпали макарон, но явно переборщили, поэтому яство приняло вид каши. Вскоре была вылита (уже в другой котел) и моя заготовка. К моменту завершения приготовления пира «причапали» все.

- Вот какая должна быть залепуха! – говорила Оксанка, воткнув ложку в свою порцию – Чтоб ложка стояла!

Сборы на стоянки у Долины10-19. Пока какао доходило до кондиции, разбудились парни и телепортировались к костру. Саня Н. что-то все теряет сегодня – то ложку свою деревянную найти не может, то тарелку-котелок, то крышку-куржку от него. Постепенно все нашел и успокоился. Ест. Ну и мы все едим. Залепуха точно классическая получилась – даже к зубам липла.

После сытного завтрака путники принялись за собирание манаток и впихивания их в рюкзаки. Как только этот процесс был завершен, возник новый процесс, заключавшийся на этот раз в шагании на новую стоянку «У Деда». По слухам, стоянка представляла из себя домик не то лешего, не то нормального старичка, который сбежал от безысходности под крыло матушки-природы. А безысходность сея заключалась в жестокости мира и его содержимого (не столько первого, сколько второго).

- Инструктора сообщили, что идти предстоит около 19 километров по непонятно каким дебрям, и еще, не известно удастся ли нам сразу же найти верный путь. До последнего момента я надеялась, что они пошутили. Увы…

После еды стали собираться к выходу. Настроение – как и у природы – никакое. Уходим с Арадана. Девчонки, собрав рюкзаки, сидят на них молча, парней дожидаясь. Парни традиционно последними собирают рюкзаки.

По тропе к водопаду. СВ12-05. Потом все-таки мы не выдержали, и, не дождавшись парней, пошли вниз, от полянки, где палатка наша стояла, к ручью Ровному. Перешли ручей, в этом месте поросший редкими березками. Пока перебирались через ручей, со стороны нашей стоянки показались парни. Когда, перейдя ручей, вышли на тропу, которая по правому берегу Ровного идет, парни нас догнали. Идем быстро, со средней скоростью 5 км/ч, по тропе. Начался дождь, который через некоторое время усилился. Зато идти не жарко. Тропа то к ручью приблизится, то отдаляется от него на метров сто, забираясь на пригорки, поэтому не совсем заметно, что мы высоту теряем. Тропа заметная, незаболоченная, и чистая.

Скальные полки у лесного водопадаПуть был сложен не тем, что труден, а тем, что идти предстояло очень много, иногда не по тропе. Примерно через час, от начала пути их настиг дождь, который докучал всю дорогу. А что же окружало наших путников? Да ничего особенного, весьма скучный, унылый ландшафт, который моментально надоел: высокие кедры с обглоданными макушками, столь же высокая трава, изредка попадающаяся голубика и грибы. В основном нужно было двигаться только по горизонтали, но…не всегда. Вот, например, один порог стал для них весьма сложным. Приходилось разными способами спускаться вниз, не проронив рюкзака.

Спуск по скальным полкам.13-21. Тропа входит в более густую тайгу, проходит через заболоченность и приводит к двум скальным полкам высотой по три метра, с которых нужно аккуратно слезть. Дождь так и льет. Парни прикалываются при слезании с полки, Дашка их снимает фотоаппаратом и просит попозировать. После спуска тропа почти теряется по замшелому таежному косогору. Идем на шум водопада. Вот и тропа.

Лесной водопадПо ней спускаемся чуть ниже и подходим к красивому лесному каскадному водопаду. Ненадолго останавливаемся, любуемся им, и идем дальше – дождь не дает останавливаться надолго. После водопада крутая тропа выполаживается, и через некоторое время выходим на старую гарь, заросшую жимолостью, березкой и смородиной. Идем по тропе, высота теряется ощутимо, и при этом даже на высотомер GPS-ки смотреть не надо – растительность окружающая заметно меняется от таежно-высокогорной до стандартно – низменной – таежной. Уже появляются кое-где березы, настоящие, а не карликовые.

Тропа после лесного водопадаПотом они еще побывали на «погорелище» и «повалище» несчастных кедров. Мало что было здесь примечательно, но вот разве что еще озеро, на котором, якобы доселе некая персона собрала целую панамку голубики.

14-49. В конце горельника выходим к знаменитому Ягодному озерцу. И немного удивляемся. Мы еще и раньше по тропе голубику встречали, но уже заметили, что ягоды на ней почти не было. Мало было ягоды. Но когда увидели, что и на Ягодном озерце, где Саня Н. в былые времена за полминуты панамку свою полную ягоды собирал, ягоды мало, то поняли – не сезон в этом году для ягоды! Кстати, так и вышло на самом деле. Осенью этого года население тех мест, уже почти профессионально занимающееся сбором и продажей ягод и орехов кедровых, было поражено почти полным отсутствием брусники, голубики и смородины дикой. Удалось собрать только чернику.

Отдохнули немного, кто-то сникерс сжевал, ну и пошли снова. Дождь еще усилился. Горельник закончился, тропа идет по тайге. Тропа очень хорошая, чистая, за ней ухаживают охотники – все завалы пропилены, на кедрах – ловушки для зверьков. Перед слиянием с Нистафоровкой остановились – некоторые пошли ловить шхельду. Юрка начинает проявлять недовольство – он весь промок и замерз, а холод он так же паршиво переносит, как я жару. В отличие от него мы с Саней Н. идем в рубашках (это я в рубашке, Саня в майке) и нас этот дождь и холод ну ни капли не волнует. В этом месте заканчивается зона, где растет голубика. После слияния с Нистафоровкой по тропе будет попадаться брусника, которой раньше не было, смородина и малина.

Снова идем. Перешли место слияния Ровного и Нистафоровки по бревну, которое от дождя было жутко скользкое. От слияния тропа поначалу идет вдоль Нистафоровки так же по правому берегу, но затем поворачивает направо и поднимается на гору. В конце подъема тропа очень сильно заболочена. Макс то и дело отстает – останавливается возле каждого куста ягоды и объедает его. А мы только минут через несколько обнаруживаем, что Макс пропал. Останавливаемся и ждем. Не хватало еще, чтобы на последних метрах сегодняшнего перехода кто-нибудь заблудился.

Уже перед самым финишем предстал настоящий сад. Смородина росла вдоль тропинки и «походчики» только успевали ее класть в рот. Надо отметить, что и лес постепенно сменялся на широколиственный. Его главными представителями были березы.

Тропа, поднявшись на гору, поворачивает налево и снова спускается к Нистафоровке. Затем – простое хождение по правому берегу, кое-где тропа выходит на высохшие дополнительные русла реки. Слева, на противоположном берегу лес сменился гарью. Это - признак того, что скоро придем. У избы Деда выходим на берег Нистафоровки и переходим реку по самодельному мосту в виде бревна, к которому прибиты хлипкие перильца – жердочки. Причем прибиты так, что если не перегибаться через них сохраняя положение центра тяжести своего тела с рюкзаком над бревном, то в воду улететь можешь. Перешли на левый берег и выходим на старую, заросшую уже лесовозную дорогу. Пройдя метров сто, выходим на поляну к избе Деда. В избе никого нет.

Вскоре они пришли к маленькой лачужке несуразного вида. Ну, а в принципе, на что можно еще рассчитывать в таких условиях.

Рюкзаки у избы сбросили в 16-35. Хорошо прогулялись, 19 км за четыре с половиной часа! Не смотря на то, что здесь гораздо ниже, и дождик, сопровождавший нас весь переход, закончился, чувствуем, что все-таки тут довольно зябко. Поэтому, даже не подумав устанавливать палатки, зашли в избу и стали переодеваться в сухое. Сразу потеплело.

- Мы пришли мокрыми, полухладными трупами. Единственная мысль, которая мучила меня уже несколько часов: «Переодеться!». Наконец она могла осуществиться. Домик выглядел как-то странно, по крайней мере я его представляла себе иначе. Такое опершееся на одну ногу сооружение с явным отсутствием признаков внутренней жизни. Но это хотя бы смутно напоминало дом. Внутри было очень интересно. Первая комнатушка была именно «комнатушкой», комнатой ее никак не назовешь. Правда, не смотря на ее размеры, она вмещала в себя печку и вход в еще две комнатушки. Одна из них была закрыта, а может, и нет, но я в нее не заходила. А вот вторая имела весьма приличные габариты. И в ней размещалось некое подобие кроватей, стол (письменный и обеденный), шкаф и чьи то кроссовки. На столе лежало очень много всякой полезной фигни, а еще там стояли деревянные статуэтки – собака, женщина, напоминающая Оранту и «фейс» идола с острова Пасхи. В шкафу, видимо, лежали всякие там инструменты, вещи для бытовых нужд. Больше ничего рассказывать не буду, кому надо сам сходит и посмотрит. Да, кстати, там еще росла сотка картошки, не в домике, правда, а около него. Ну, дак вот, когда моя мечта осуществилась, я еще долго не могла придти в себя. Может права я была, когда писала первый отчет «горы не для меня». Подумаю над этим завтра, а сейчас есть море способов согреться: костер, палатка, одежда, спальник, домик. Практически все варианты отпали. Костер никто разжигать не собирался, так как все разбежались по палаткам, одежда практически вся была мокрой, в домике было холодно, так что я отправилась в палатку. Сергей Васильевич терроризировал парней, постоянно спрашивая их, разожгли ли они костер. Долго они этого терпеть не могли, поэтому уже через час костер был готов. Теперь необходимо найти добровольца, которого можно насильно отправить готовить манку. Добровольцем заставили быть меня, как это не парадоксально звучит.

Установили палатки, нарубили дров из валяющихся чурок, затем разожгли костер. Выглянуло солнышко, и, расталдыкнув свои почти закатные лучи по белу светушку, все-таки сумело поднять влагу с окрестностей. Туман окутал вершины ближайших гор. Он клубился над сгоревшими скелетами деревьев на соседнем склоне, будто это души этих деревьев, давным-давно сгоревших, решили посетить место своей молодости, а может, просто души эти всегда здесь были, так и остались после страшного пожара, почему-то не смогли покинуть место своей смерти, и только теперь мы случайно смогли их увидеть… А ниже, под туманом, под душами деревьев – остатки лесозаготовительной техники, заросшие молодыми березками – кабины, рамы, гусеницы тракторов ржавыми обломками виднеются… Появились они здесь уже после пожара, как вороны слетелись на падаль, но и они не смогли выжить в поединке с природой – сквозь вентиляционный люк тракторной кабины проросла кедринка, заросли смородины похоронили скрутившуюся, как от смертельного удара, тракторную гусеницу. В отличие от деревьев, сожженных, но стоявших мрачными памятниками, эти обломки цивилизации никогда не окутаются туманом, нет у этих железяк души, и будут они гнить, зарастая новой жизнью, новым лесом…

"Изба Деда". Готовим ужин.Но вскоре все начали выползать из палаток. Дядя Юра приготовил манку, Оксанка заварганила кисель. И после непродолжительного ужина состав принялся играть в крокодила и самозабвенно снимать себя на камеру. Санька, который Налькин, начал строгать некое подобие поварешки для своей мамы: «Вот она меня давно просила сделать ей, чтобы варенье помешивать, приду домой и сразу же вручу!». Потом умудрился себе палец порезать. Но все обошлось…

Сидим у костра, Дашка с дядей Юрой готовят манную кашку. Оксанка почему-то кушать манную кашку не захотела, и запарила себе роллтон. Саня В. тоже не смог кашки дождаться и себе роллтона запарил. Но кашу есть будет. Саня Н. начал выстрагивать свой третий ложечный шедевр, теперь уже с длиной ручкой, чтоб варенье мама могла мешать. Из инструментов у него, как всегда – топор, нож и кусок наждачки из ремнабора. Юра на переходе где-то коленку потянул, теперь она у него плохо гнется и он ходит по полянке, декламируя персонаж Казакова из «Здрасьте, я ваша тетя»:
- Донна Роза! Я старый солдат, и не знаю слов любви!

Девчонки кисель готовятВо время готовки манной каши заметили, что соли мы, кажется, вообще за весь поход не ели. Потому как в начале походя и пол-литровую бутылку из под Ханкуля (минералка такая) солью утрамбовал, и вот сейчас, насыпав соли в манку, Оксанка выяснила, что уровень соли в бутылке – чуть ниже горлышка! Видать, хорошо я ее утрамбовал!

Вечером долго играли в крокодила, загадываю очень труднопоказываемые фразы.

Потом, когда стемнело, долго сидели у костра. О чем-то тихо разговаривали, пили чай и просто молчали, глядя на подмигивающее нам звездное небо… Поход закончен. Лето кончилось. Грустно… Тоскливо…

Стемнело. Они еще долго сидели у костра и как всегда пели песни, наблюдали за движением планет по орбите, ловили руками падающих с неба звезд и их осколков. Это был последний вечер у костра…

НАВЕРХ


День одиннадцатый, последний...

18082008 – номер на последней консервной банке
Старый лесозаготовительный участок («изба Деда») – река Нистафоровка – 24 километр трассы Арадан-Усинск.
Пройдено - 12 км.

Прошу я у души прощенья
За то, что жалила любя.
Прошу у сердца разрешенья,
Чтоб не терзало сгоряча.

Хочу еще сказать немного
Земле хороших, добрых слов
И дань отдать любой дороге,
За то, что нас уносит вновь.

Хочу сказать «пока» былому,
Грядущему кричать «привет»
«Спасибо» крикнуть золотому
Ручью, не давшему ответ.

Теперь проститься я желаю
С горами, давшими приют.
С годами чаще вспоминаю,
Тот теплый, ласковый уют.

Куклина Дарья (Арадан, август 2007)

 Видео одинндцатого дня похода

Как всегда, про последний день ничего писать не хочу. Пусть Дашка поподробнее расскажет. А я не могу подробно… Только комментариями… А кому нужны технические подробности по маршруту - прошу обратиться к отчетам 2002, 2004 и 2005 годов.

Солнечный последний день похода- Утро было в норме. Ничего примечательного, кроме солнечных лучей, раздражавших меня, как впрочем, и все остальное. Настроение ни к черту! И даже не удивительно, ведь мы сегодня покинем горы окончательно, и возможно я уже никогда сюда не приду. Безумно грустно. Но! Мы уйдем только в 15.00, а пока можно делать что вздумается.

Саня ложку строгает,  Дашка - варенье трет.Никто не решился встать рано. Только к обеду путники принялись выползать из своих убежищ, разжигать костер и готовить не то завтрак, не то обед. Ну, вот поели, теперь можно и поспать. Ну, вот поспали… Чем бы заняться? Большинство туристов валялось на дне палатки, но были и те, кто предпочел сидеть на улице и мечтать о жизни лучшей. Потом Дашка притащила стакан смородины и морды сидящих как-то странно оживились. Смородина была истолчена с сахаром и тщательно съедена всеми присутствующими.

Дегустация варенья.Потом исчез Макс и Дашка тоже. Вскоре вернулась Дашка опять со смородиной (что за безумный цикл!), на этот раз с полной чашкой, Макса все не было. Она принялась снова толочь ягоды, все сидели и облизывались. Потом пришел Макс с банкой ягод. Работа закипела. Теперь в нее включилась и Оксанка. Ягоды быстро превращались в варенье и так же быстро съедались.

А Саня Н. в это время заканчивал четвертый, самый совершенный ложечный шедевр. Теперь его последняя ложка как магазинная выглядела, даже лучше. Особенно после того, как он пропитал ее маслом от роллтона и отшлифовал тряпочкой.

У Деда
Саня Н., Макс. и самый совершенный шедевр Сани. Неполная галерея Саниных работ за время похода. Скоро выход. Дашка..
Перед выходом. Оксанка. Саня В.

Когда не надо время летит очень быстро, как реактивный самолет. Вот и в этот раз оно прошло махом. Все принялись за сбор палаток, рюкзаков и вещей. Минута за минутой – прошел час. Выход. Трава. Дорога. Мост. Река. Тоска. Редкие кусты смородины. И вот оно последнее препятствие – переход через реку. На этот раз все предпочли остаться сухими и пройти по бревну. Все, кроме Саньки, который Налькин. Он как всегда в своей сущности – прошел вброд. Так шаг за шагом, они вышли из леса, вышли из состояния эйфории, длившейся целых 10 дней, покинули уголок, забытый миром.

Тропа вдоль Нистафоровки
Дорога в цивилизацию Очередной переход через речку А сейчас посмотрим, как Саня Н. по реке пойдет... И Саня Н. пошел. По реке...

24 км. трассы. Мост через Нистафоровку. Умылся - и телефон заработал!Дашка гуляла по мосту. По перилам...Чтобы смыть с себя дорожную пыль, устроили себе омовение под мостом. Хотел узнать, где Валя (она должна была на заказанном нами автобусе приехать). Достал телефон. Включил. Как и ожидал – нету связи. Выключил, умылся, побрился, зубы почистил, включил – и вот она, связь! Странный все-таки телефон… Звоню. «Абонент временно недоступен» Ага. Едет, значит.

Теперь они ждут автобуса. Ждали они его, гоняя бутылочку по асфальту. У нас такая игра всегда называлась «Ноги», а у них «Бутылочка». Тут было столько комаров, мошек. Не зря, наверное, говорят, что комары — это души мертвых налоговых инспекторов – всё высосут до последней капли. Искусал комар слона, и слону пришла хана. Меня достали мошки, комары и я замерзла, выход я видела только один – играть с ними в бутылочку. Но я не пожалела.

Классическая, традиционная "Бутылочка". Парни. На мосту.  Э-э... Точнее - у станка :)

Саня Н. в своем репертуареВечер. Дашка.После "бутылочки" просто маялись дурью, тщетно пытаясь таким образом отвлечься от тоски по только что оконченному походу. Особенно отличились парни, ага.

Уже совсем стемнело, когда за нами пришел автобус. А там – сюрприз! Да не один! Во-первых, из открывшихся дверей автобуса показался дядя Женя! А во вторых, нас ждали привезенные ими пирожки и пиво… На обратном пути ели пирожки, пили пиво и смотрели фото с нашего похода, оперативно скинутое с наших флешек на привезенный Женькой ноутбук.

Перед выездом домой.  Вся группа (Саня В. снимает)

Всё…

Когда наши неутомимые «чуловеки» утомились, то решили ждать автобус молча. Он все-таки их забрал, и тогда команда, наконец, осознала, что самое главное сокровище – это то, что они уже увидели, через что уже прошли. Так они навсегда забыли о сокровищах Китая и жили долго и счастливо, пока не узнали, что другие живут дольше и счастливее…

«Прощайте, горы, вам видней, кем были мы в краю далеком…»